The Нефть
<br>10 лучших материалов «Нефти»
Город23480

Итоги 2015 года.

 


10 лучших материалов «Нефти»

Самые популярные тексты тюменской интернет-газеты за последние двенадцать месяцев

Студентки из Китая рассказали Полине Волоховой о сибирских морозах, людях, работе и еде. «Вы живете по принципу: „Я так говорю, я так и сделаю“, а в Китае: „Я так говорю, но может я так не сделаю“».

Репортаж Георгия Елаева с протестной акции тюменских дальнобойщиков против введения системы «Платон». «Для чего он нужен, вешать себе хомут на шею? Теперь некие люди будут получать огромные доходы, какая-то негосударственная фирма, обычное ООО. Я завтра тоже открою ООО, поставлю шлагбаум на Тобольском тракте и буду брать по 100 рублей с грузовика, почему бы и нет?»

Екатерина Барзова выяснила, что происходит с тюменскими объектами культурного наследия, которые нуждаются в восстановлении или уже реставрируются.

Шесть историй от людей, которые уехали из Тюмени в Москву ради работы, учебы и разнообразного досуга.

Мария Наумова искала достойные места с уличной едой, в которых можно перекусить быстро и вкусно, а ценник не превышает 200 рублей.

Продавцы городских книжных магазинов рассказали, какие книги чаще всего покупают в Тюмени: от Мауса и Брэдбери, до Дарьи Донцовой и книжек про Крым.

Город и его особенности глазами экскурсовода Николая Дробунина. Три вечных огня, лавиноопасные крыши и выступление Константина Бальмонта в 1915 году, на которое почти никто не пришел из-за голодных коз.

Федор Карнаков объясняет, почему набережная Туры — непривлекательное и скучное место. «Конечно, набережная не пустует: здесь прогуливаются, бегают, катаются на велосипедах. Вода притягивает горожан, здесь нет автомобилей, а вечером загорается красивая подсветка. Но всё это происходит скорее интуитивно, ведь у неё нет никакой концепции».

Рассуждения Екатерины Самойловой, которая прожила несколько лет в Москве, а потом вернулся в Тюмень.

Бывший фармацевт рассказал Вадиму Трёхколесному об «аптечных» наркотиках, проверках «для галочки» и наценке на препараты, которые покупают наркоманы. «Не было никакого спектакля: все прекрасно понимали, что это за человек и зачем он пришел. Ребята даже не стеснялись говорить мне «баян трехкубовый». Говорили на своем языке, и все друг друга понимали».