The Нефть
Галерея на кухне и выставка в самолете: музеи будущего
Стрелка21680

Городской конструктор.

 

Галерея на кухне и выставка в самолете: музеи будущего

Музей — одна из самых консервативных институций, но даже ей рано или поздно придется кардинально измениться. С одной стороны, она должна стать доступнее для посетителей, а, с другой, — помочь художникам воплощать их самые смелые идеи. Швейцарский куратор и самый влиятельный человек в мире искусства Ханс-Ульрих Обрист прочитал в Институте «Стрелка» лекцию о том, чего не хватает современному музею и какие три вещи смогут изменить его навсегда.

Музей должен выйти за пределы зданий

Lorenzo Belenguer / Flickr.com

Искусство не может вечно оставаться запертым в четырех стенах галереи, оно должно все чаще выходить за их пределы и все больше взаимодействовать с городским пространством. Сам Обрист часто устаивает выставки в самых неожиданных местах. Например, свою собственную кухню он превратил в галерею, еду и посуду — в предметы искусства, а холодильник — в элемент выставочного пространства. Также он устраивал выставки в салонах рейсовых самолетов, в квартирах и даже в монастырской библиотеке.

Такие эксперименты помогают решить сразу несколько проблем. Во-первых, традиционные галереи часто сосредоточены на определенных форматах, и проводят только те выставки, которые в эти форматы вписываются. В то время как у любого художника есть нестандартные идеи, и он не может реализовать их просто потому, что для этого не нашлось подходящего места.

Во-вторых, впечатления у зрителя, который пришел, например, на кухню к художнику, будут совершенно не такими, как если бы он увидел те же экспонаты в галерее.

И, наконец, в-третьих, постепенно меняется сама задача музея — теперь она заключается еще и в том, чтобы сделать искусство ближе зрителям, интегрировав его в их повседневную жизнь.

Музей должен предоставлять художнику не только место, но и время

Joan Jonas / (c) Museum in Progress

Один из проектов Обриста называется Il Tempo del Postino. Его отличие от традиционной выставки было в том, что художникам давалось не пространство в галерее, а пятнадцать минут времени перед зрителями, за которые они должны были придумать новое произведение искусства. Каждое такое произведение было своеобразным «письмом», которое художник отправлял аудитории (Il Tempo del Postino переводится с итальянского как «Время почтальона»).

Проекты получились совершенно разными: одни читали манифесты, другие устраивали музыкальные или театральные шоу. А датский художник Олафур Элиассон поставил перед зрителями огромное зеркало, так, чтобы они видели в нем свое отражение. Одновременно с этим оркестр повторял все звуки, которые раздавались в зале: покашливания или шарканье ног. Таким образом, экспонатами оказались сами зрители. Цель таких проектов не только помочь искусству развиваться, но также установить контакт между зрителем и художником, сделать их ближе друг к другу.

Музей должен объединять разные виды искусства

Балет Дягилева. Ballets Russes with Apollo_musagète. Dancers are Alexandrova Danilova and Serge Lifar — Apollon Musagetes 1928 / ru.wikipedia.org

Музеи, посвященные только одному направлению, со временем останутся в прошлом, а экспозиция станет местом, где будут представлены самые разные виды искусств. В качестве примера Обрист привел Сергея Дягилева, который еще в начале XX века изобрел мультимедийную среду, объединяющую танец, музыка, живопись и архитектуру. Собирая свою знаменитую балетную труппу он искал не только великих танцовщиков и хореографов, но и известных художников, таких как Пикассо и Маттисса, которые работали над декорациями. Таким образом антреприза Дягилева оказала огромное влияние на искусство в целом и стала грандиозной площадкой для обмена творческими идеями.





Мы попросили Геннадия Вершинина прокомментировать материал и рассказать, что происходит с музеями в Тюмени.

Геннадий Вершинин, директор Института архитектуры, дизайна и визуальных искусств ТГАКиСТ
Геннадий Вершинин Директор Института архитектуры, дизайна и визуальных искусств ТГАКиСТ, заслуженный деятель искусств России, кандидат искусствоведения, профессор.

«Ещё недавно – лет 10 назад музейная среда Тюмени радовала: краеведческий музей с пятью филиалами, среди которых – Археологический заповедник на Андреевском озере – единственное место на Земле, где на стоянках пересеклись негроиды, европоиды и монголоиды. Музей изобразительных искусств первой категории с пристойной коллекцией из 12 тыс. экспонатов, включая качественного В.В. Кандинского, И.Е. Репина и мн. др. К началу 1990-х годов появилось много небольших музеев, собранных фанатами, – медицины, образования. Самым интересным был собранный В. Копыловым Музей техники Зауралья. В девяностых годах на демократическом энтузиазме музейный бум стал реальностью. Благодаря губернатору Ю. Шафраннику и особенно – губернатору Л. Рокецкому музею искусств достался огромный выставочный зал, внушительное здание Дома политического просвещения и даже часть помещений бывшего Обкома партии. Правда, в то время домик обкома не был в чести: острожные претенденты опасались "партийного духа" и, видимо, привидений прошлого. Музей искусств, дружащий с прошлым, привидений не испугался и стал крупнейшим площадевладельцем – после нищих лет.

В городе образовалось к тому же сразу несколько выставочных залов, ежедневно работало 60–70 выставок самого разного рода. Культурная жизнь налаживалась. И это был не мираж – началось строительство огромного комплекса краеведческого музея – под 40 тысяч квадратов.

Я упоминаю площадной вопрос, поскольку для музея он первичен. В 1970-е – 2000-е годы Париж в конкуренции с Лондоном запускал примерно 10 тыс. квадратных метров в год… Хотя обойти Лондон по числу экспонатов в бесплатных госмузеях уже никому не удастся: только на Эксебейшн стрит в трёх главных музеях (науки, естественной истории и Виктории и Альберта) под 150 млн. экспонатов.

Счастье музейной эйфории заканчивалось пошагово, уверенными отъёмами площадей. Незаметно и постепенно всё возвращалось на круги своя – тени прошлого предстали уже в другом – перерождённом из партийного в стяжательский формат. Страх коммунистических теней сменился азартом захватов всего и вся.

Беда разразилась в Тюмени около 2007 года: когда ужимание музеев приобрело формат прогрессивной "оптимизации". Новый руководитель области Сергей Семёнович в тот момент ощущал себя активным борцом с опасностями коммунизма, о чём поведал журналистам в крутом ресторане "Моцарт", объяснив: "Мы все поставлены в другие условия, при другой Конституции, в других законах живем, а мыслим по-прежнему с коммунистических позиций, и мне кажется, что это не так безобидно. …Самое важное, что сегодня должен делать журналист, это готовить человека к реалиям жизни, реально показывать ему, какова жизнь, и определять меру ответственности человека за свою собственную судьбу" (Тюменские известия, 2004, 4 декабря). Музеи не вписывались в концепцию капиталистического ренессанса. Строительство нового здания было бельмом неэффективности – какая отдача экономике от музея? Продать здание полностью или частично "московским инвесторам" не удалось. Тогда проект был на четверть секвестирован, а позже – году в 2007 два огромных музея были "оптимизированы" до единого "музейного комплекса", в котором блестяще скрестились уж и ёж, да к тому же вылезли уши психоанализа ("комплекс").

Второй проблемой музеев является – помимо площадей – менеджмент. Не тот "эффективный", который разрушает в нашем Отечестве всё, к чему ни прикоснётся, а реальный – то есть профессиональный. Ведь нельзя всерьёз называть эффективным менеджментом музея смену руководителей раз в 3-5 лет, причём линейка претендентов состоит исключительно из людей, ничего не смыслящих в музейном деле (один всерьёз предполагал почистить фонды, отфотографировав и ликвидировав экспонаты – много лишних).

Пока долгострой "музейного комплекса" мечется в невидимых общественности муках проектных родов ("быть эскалатору", "не быть эскалатору – музей начинается с лестницы" и т.д.) идут вялые дискуссии о том, чем явится музей. Очевидно, что Тюменская область, являющаяся испытательным полигоном мобильной экономики и социальности, надеется на передовой музей. Прошла череда консультантов, включая мутных мэтров музейного дела из Питера, Москвы и европейскую суперзвезду, с её невнятными идеями, отдающими фейками. Гора родила мышь – и вот люди, редко заглядывающие в музеи, доросли до "электронных киосков"! Ура, в будущем тюменском музее будут (никому не нужные) тачскрины! "Музей XXII века" (цитата от "эффективного менеджера")!

Меж тем, третьей проблемой является Дизайн (именно так – в духе Брюса Арчера и RCA). В годы безвременья в музее искусств была сделана уникальная выставка – "101 портрет" (2009 г.) дизайнером Максимом Пискулиным. Впервые поток зрителей не ослабевал, а увеличивался. В шестисоттысячной Тюмени выставка давала в месяц 200 тыс. рублей дохода. Это был реальный дизайн, в том числе и с мультимедиа: познавательный, зрелищный и запоминающийся. Реализовавший частично опыт Сенежа, частично – новые технологии. Но за несколько месяцев выставка почила благодаря "эффективному менеджменту" ("мы разберем выставку и будем прокатывать и продавать её по России…") А в 2010 году московский дизайнер Н. Симонов в городе Воронеже сделал ещё более потрясающую выставку "Народный обрядовый костюм". И экспонаты, и выставочные инсталляции, и концепция, и фантастическое зрелище – всё было превосходно. Я сам дважды не мог оторваться от экспозиции (хотя пройдя практику и сделав под 2 сотни выставок музейные экспозиции воспринимаю как сборище ошибок).

И вот думаю: когда все три фактора сойдутся: площади (не из милости, да ещё оборудованные), компетентное управление (не силами эффективных управленцев, ничего никогда не создавших кроме самомнения) и Дизайн (реальный и продуктивный, да ещё собственный, российский, а не "звёздный"), тогда у нас появятся интересные и разные экспозиции и реализуется установленная Ч. Дженксом "центральная роль, которую музей сегодня играет в мировой культуре". Финансы – дело тоже важное, но при наличии фактора 2. – решаемое».

Иллюстрации предоставлены институтом «Стрелка»
Фото: 1 — Lorenzo Belenguer, 2 — Joan Jonas

Материал подготовлен на основе данных архива и исследований Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»
strelka.com

Semantika

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад