Академик РАН из Тюмени заявил об опасности взрывов подземного газа на Ямале. Он связывает это с ядерными испытаниями СССР
NEFT

Академик РАН из Тюмени заявил об опасности взрывов подземного газа на Ямале. Он связывает это с ядерными испытаниями СССР

Интервью Владимира Мельникова о малоизученной арктической аномалии
Академик РАН из Тюмени заявил об опасности взрывов подземного газа на Ямале. Он связывает это с ядерными испытаниями СССР
Истории

Подземные взрывы газа могут угрожать инфраструктуре добывающих компаний на Ямале. Ученые насчитали порядка 7 тыс. воронок и озер, образовавшихся в результате таких взрывов за последние несколько десятилетий. О том, как связаны круглые озера на Ямале и советские ядерные испытания на Новой земле, NEFT рассказал академик РАН, бывший директор Института криосферы Земли, председатель Тюменского научного центра сибирского отделения РАН Владимир Мельников.

— Владимир Павлович, почему происходят взрывы газа и насколько это массовое явление?

— Эманация (выделение — прим. ред.) газов на Ямале набирает обороты. Казалось бы, один из самых холодных полуостровов стал местом природных взрывов. Там обнаружено более 7 тыс. возможных мест выброса грунта из-за скопления газа. Из-за потепления климата немного ослабла «покрышка» (слой вечной мерзлоты — прим. ред.) и с глубины где-то 60 метров происходят выбросы грунта и льда.

Образуются воронки глубиной порядка 60 метров и диаметром 20-30 и больше метров. Они буквально сразу начинают заполняться водой. Значительная часть озер, которых очень много на Ямале — результат таких взрывов. На многих продолжается эманация газа.

— Но при чем здесь ядерные испытания?

— Почему наши северные территории так сильно потеплели в ходе нынешнего глобального климатического цикла? Этот цикл длится уже 30 лет, но сильнее всего отепление вечной мерзлоты произошло на полуострове Ямал. Этому есть причина, которая не обсуждается ни в научных трудах, ни в прессе. В 1955 году архипелаг Новая Земля закрыли и образовали там ядерный полигон. До 1991 года там производились испытания ядерного оружия. Знаменитый взрыв «Царь-бомбы» был произведен также на Новой Земле, в атмосфере. Это был мощнейший удар, как 2000 бомб, сброшенных на Хиросиму.

После подписания в 1961 году договора между США и СССР на архипелаге производились только подземные ядерные взрывы. Один из взрывов был на глубине более километра и мощностью 3,8 мегатонны. Эти 35 лет испытаний наносили мощнейшие удары и по подземному льду, и по скальным породам и так растрясли ближайшие континентальные территории, что, во многом, стали причиной эманации газа и его взрывов, которые мы наблюдаем на Ямале. Хрупкие породы стали трескаться, из-под них начал подниматься газ. Маленькие трещины с каждым новым взрывом становились все больше. Когда защитный экран вечной мерзлоты немного ослаб, он перестал удерживать газ, и один за другим стали происходить взрывы.

Фото: сайт «Новатэк»

— Насколько эти взрывы опасны для региона? Ямал огромен и почти не населен.

— Это очень опасно для всей инфраструктуры, которая строится «Новатэком» и другими компаниями, в частности, для железных и автомобильных дорог. Потому что никто не знает, где рванет в следующий раз. Когда с глубины 60 метров в результате взрыва газа произойдет многотонный выброс льда и грунта, не выдержит ни одно инженерное сооружение.

Требуются колоссальные исследования, причем нельзя медлить. Освоение Арктики идет высокими темпами, а эта проблема касается далеко не только территории полуострова Ямал. На Гыданском полуострове мы также знаем такие воронки от взрывов. Это серьезная проблема, на исследование которой нельзя жалеть денег.

— Насколько места взрывов близки к действующим месторождениям?

— Две такие воронки находятся совсем рядом с Бованенковским газовым месторождением. В районе Нового Порта также есть такие образования.

Фото: Pixabay

— Воронки от взрывов газа появились только после начала испытаний на Новой Земле?

— Этого никто не знает. Мы вообще первые воронки зафиксировали в 2013 году. Потом увидели, что воронка превращается в кругленькое озеро. Обычно природа таких озер не делает. И когда мы посмотрели на спутниковые снимки Ямала и, частично, Гыданского полуострова, обнаружили большое количество таких озер. Никто не знает, были ли такие воронки до начала испытаний на Новой Земле. Но то, что их количество растет — факт.

— А что рассказывают аборигены? Есть у них в преданиях информация о таких взрывах, происходивших в прошлом?

— Нет. Это современное явление.

— Проводились ли исследования, какое количество мест возможных взрывов газа, расположенных недалеко от объектов инфраструктуры Ямала?

— Нет, таких исследований не проводилось.

— Что нужно делать, чтобы справиться с исходящей от эманаций газа опасностью?

— Для начала, надо понять возможные проблемные ситуации и узнать их причины. Для этого нужны большие полевые работы, причем проводить их должны ученые, хорошо знающие мерзлотные явления. Но денег на это не дают.

Фото: официальный сайт «Новатэк»

— Кто, по-вашему, должен финансировать такие исследования?

— Как говорил президент, 25% должен давать бюджет, а 75% — бизнес. Но бизнес начал организовывать собственные институты, а туда, где работают опытные специалисты по вечной мерзлоте, деньги не попадают.

Была попытка наладить взаимодействие Тюменского государственного университета с «Новатэком». По рекомендации прежнего губернатора Ямала Дмитрия Кобылкина «Новатэк» дал на исследования 50 млн рублей. Но университет не сумел их освоить, и компания забрала деньги обратно.

— Какие институты могут провести эти исследования?

— Настоящих специалистов очень мало. К началу 1990-х годов большая их часть работала в отраслевых институтах. Мы все взаимодействовали. В ельцинские времена все отраслевые институты закрыли. Остались только Институт мерзлотоведения в Якутске и Институт криосферы Земли СО РАН в Тюмени. Для сравнения: в 1990 году в этих двух институтах работало в общей сложности 1000 сотрудников. А сейчас в обоих институтах вместе — 250. При этом 65% территории России — это вечная мерзлота.

Ямал сейчас показывает, до чего мы дошли. Явление есть, а глубоко изучать его некому. Денег нет. Эффективность работы ученых оценивается Министерством науки по количеству публикаций, а не по росту знаний и количеству решенных проблем.

— Какая сумма нужна на исследования?

— Трудно сказать. Примерно по 30 млн рублей в год на протяжении 10 лет как минимум. Тогда мы укрепим приборную базу, сможем собрать грамотных специалистов, которые будут круглогодично ездить на места взрывов. А взрывы чаще происходят в районах, куда добраться можно только на вертолете. Это, в основном, восточное и западное побережье полуострова Ямал и Гыданский полуостров.

Фото: сайт правительства ЯНАО

— К каким глобальным последствиям могут привести эти взрывы газа?

— Я не исключаю, что значительная доля потепления Российской Арктики, по сравнению со средним на планете, связана с 35 годами ядерных испытаний на Новой Земле. Климатологи обычно скромно оценивают антропогенные причины потепления. Одно извержение вулкана перекрывает все антропогенные воздействия.

Но в нашем случае все иначе. Из года в год взрывы наносили удар по хрупким породам, а значит, открывали пути для газа и других тепловых потоков из глубины Земли. А поскольку наша территория вся — кладезь газовых ресурсов, находящийся в глубинах под высоким давлением, газ начинает просачиваться наверх. Каждая воронка, о которой мы говорим, по свидетельствам аборигенов — это взрыв и огонь. Это тоже источник тепла. Когда такие взрывы происходят постоянно, год за годом, а с ними и изменение альбедо поверхности, это может привести к локальному потеплению климата.

Николай Худяков
Фото обложки: Николай Худяков

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад