Большая афера на маленькой базе: как следователи поймали директора «Промышленных парков Югры»
NEFT

Большая афера на маленькой базе: как следователи поймали директора «Промышленных парков Югры»

NEFT нашла связь между июльскими и октябрьскими обысками в правительстве ХМАО
Большая афера на маленькой базе: как следователи поймали директора «Промышленных парков Югры»
Истории

Два самых громких коррупционных скандала в ХМАО в 2020 году — на самом деле часть одной истории. Попавшийся на взятке замглавы департамента промышленности Андрей Шиповалов невольно утянул с собой давнего знакомого, главу УК «Промышленные парки Югры» Андрея Семичева. Руководитель окружной компании через два месяца после задержания своего покровителя погорел на слишком дешевой продаже базы предпринимателю в Салыме. Как связаны Шиповалов и Семичев, из-за какой оплошности силовики поймали ловкого топ-менеджера и как жадность чиновников разрушила благополучную жизнь успешного югорского бизнесмена — в расследовании NEFT.

Краткий пересказ для тех, кто спешит:

Андрей Шиповалов в 2018 году возглавлял совет директоров УК «Промышленные парки Югры» — компании, которая должна была диверсифицировать экономику ХМАО. С его ведома в том же 2018 году гендиректором предприятия стал уралец Андрей Семичев. До назначения Семичев не был известен в ХМАО — значительную часть жизни он занимался мелкими и средним бизнесом в Екатеринбурге. В 2019 году Семичев получил право единолично распоряжаться собственностью «Промпарков», а Шиповалов в начале 2020 года покинул совет директоров.

После ареста Шиповалова из-за взятки в июле 2020 года следователи, вероятно, стали проверять связанные с ним компании и обратили внимание на результаты аудиторской проверки «Промышленных парков Югры» за 2019 год. NEFT обнаружила, что по отчету изначальная стоимость принадлежащей «Промпаркам» промышленной базы (29 объектов) в поселке Салым была в три раза выше, чем цена, за которую ее продали. Информация об этом в бухгалтерской книге была исправлена — скорее всего, именно это привлекло внимание следователей.

По версии следствия, Семичев продал базу ниже ее реальной цены, получив за это взятку в 17 млн рублей некоему бизнесмену. NEFT установила его личность. Это местный предприниматель Камал Гаджи оглы Гурбанов. До злополучной сделки Гурбанов был преуспевающим бизнесменом, работу которого отмечал даже крупный нефтяной бизнес. Теперь предпринимателю, как и топ-менеджеру «Промпарков», грозит судебное преследование, а расследование дел Шиповалова с высокой долей вероятности приведет к новым арестам.

Бизнесмен с безупречной репутацией

В югорском поселке Салым, на Северной улице, стоит дом № 10/2. На съемке «Google Панорам» за 2013 год видно, что участок обнесен добротным кирпичным забором, а вместо ворот у него — сразу два гаражных въезда. На этом участке с 2003 года зарегистрированы индивидуальный предприниматель Камал Гаджи оглы Гурбанов, а с 2017-го — гаражно-строительный кооператив «Автомобилист 585», в котором Гурбанов председательствует.

Въезд на Северную улицу. У дома №10/2 стоит белый автомобиль, правее видно черно-белую мачту. Google Maps, 2013 год

Основная деятельность ИП — перевозка грузов специализированным автотранспортом, а также сбор и утилизация сточных вод и других опасных отходов.

Бизнес Гурбанов ведет честно, по крайней мере, по документам: регулярно получает соответствующие экологические лицензии. В своей работе он преуспел. Крупнейшее в районе нефтяное предприятие, «Салым Петролеум Девелопмент», работает с этим подрядчиком как минимум с 2006 года, а в 2019-м даже отдельно поблагодарило его за многолетнюю работу без травм и происшествий. За вклад в социально-экономическое развитие поселка Гурбанову вручил благодарность и Совет муниципальных образований ХМАО.

В конце Северной улицы виднеется заброшенная промышленная база. Если пройти через ее территорию насквозь буквально 400 метров, окажешься на Нефтеюганском шоссе, которое входит в трассу Тюмень — Нефтеюганск. На обочине стоит ООО «Близнецы». Сначала это был шиномонтаж и автостоянка, но с годами общество приросло магазином автозапчастей и гостиницей на 24 номера. «Близнецов» еще в 1997 году основали два человека: Камал и Полад Гаджи оглы Гурбанов.

Вид на ООО «Близнецы» с Нефтеюганского шоссе в 2013 году. Слева торчит осветительная мачта, там Северная улица. Google Maps

Говорят, что для потомков лучше, если предок грешил — тогда сведений о нем можно найти гораздо больше: остаются судебные записи, административные и уголовные дела, оплата штрафов. На Камала Гурбанова почти ничего нет. Он упоминается всего в одном судебном деле — и то как истец, когда требовал, чтобы «Газпром Спецгазавтотранс» заплатил ему около 1 млн рублей за полгода утилизации отходов. Его нет в социальных сетях. Пытаясь поговорить с ним, NEFT дозвонилась до его предприятия — но подчиненные ответили, что не дадут его прямых контактов, а передадут сообщение. Бизнесмен до сих пор не вышел на связь с редакцией.

Депрессивная промбаза

Камал Гурбанов заинтересовал NEFT не просто так. Согласно данным Росреестра, в 2019 году он купил ту самую заброшенную базу возле своих владений. Территория представляет собой не цельный кусок земли: каждая из 29 построек на ней имеет свой кадастровый номер и числится отдельно. Право собственности на первые 13 объектов Гурбанов получил 4 июня 2019 года, на последние четыре — 16 августа. С тех пор его ИП ищет для базы сторожа: на портале «Труд всем» есть вакансия, на которую за 27 тыс. рублей готовы принять любого человека с девятью классами образования, в том числе инвалида.

Желание бизнесмена купить базу вполне понятно: она территориально объединит оба имеющихся актива. На пустыре и крытых стоянках можно будет расставить еще больше техники, а ветхие постройки либо снести, либо модернизировать и запустить еще один вид деятельности — обработку леса или сдачу цехов в аренду. Необходимая инфраструктура имеется.

Спутниковый снимок Салыма, 2012 год. Все объекты на базе кликабельны. «Яндекс.Карты»

Этот участок пустовал до начала 2000-х. Затем его взяло в оборот ООО «Газпром трансгаз Сургут». В январе 2002 года предприятие зарегистрировало около 20 построек: склад круглых лесоматериалов, лесопильный цех, цех сушки пиломатериалов, ангар, котельную, административное и несколько других зданий, а также отдельными пунктами — инженерные и высоковольтные сети, железнодорожный тупик, бетонный забор и осветительную мачту.

Всего через четыре месяца, в апреле 2002-го, все это перешло в оперативное управление государственного предприятия «Исполнительная дирекция Фонда поколений ХМАО». В июне «Газпром трансгаз Сургут» достроил и зарегистрировал еще несколько объектов: столярно-паркетный цех, склад для хранения металла, гаражи и противопожарные постройки. Через год Фонд поколений получил в оперативное управление и их. Как он распоряжался этим имуществом, не понятно: о продукции деревообрабатывающего предприятия из Салыма интернет ничего не знает.

В 2009 году право собственности на всю базу перешло от «Газпрома» Ханты-Мансийскому автономному округу. Как произошла передача — через покупку или безвозмездно — NEFT установить не удалось. Вся эта недвижимость повисла на балансе региона на девять лет, ветшая без должного использования и присмотра. Но распоряжался ею по-прежнему Фонд поколений. На это указывает, например, отчет компании «Северавтодор» за 2015 год. В нем есть отметка, что она арендует у Фонда теплый склад и два кабинета в Салыме, чтобы обслуживать дорожный участок в этом районе.

Другие производственные помещения тоже пытались сдавать в аренду. На панораме Google за 2018 год на въезде на базу видно баннер, что можно снять от 10 до 5000 кв. м по цене от 50 рублей за квадрат. На аренду склада круглого леса летом 2018 года даже объявили аукцион. Но заинтересовалась предложением всего одна компания, да и она передумала.

В октябре-ноябре 2018 года право собственности на базу перешло акционерному обществу, 100% акций которого держит правительство Югры. Фактически это приватизация: если бы регион захотел продать часть пакета или все предприятие, с ним ушла бы и недвижимость. Но долго владеть депрессивным участком акционерному обществу не пришлось.

База в Салыме. Фотографии из арендного предложения 2018 года

Удачливый делец из Екатеринбурга

Общество, получившее права на базу в Салыме — «Управляющая компания «Промышленные парки Югры» (далее будем называть ее ППЮ и «Промпарками»). История этого юридического лица тянется с 2011 года и постоянно связана с исчезновением миллиардных сумм. Но для нас имеет значение, что в 2018 году ППЮ возглавил 47-летний Андрей Семичев.

Семичев родился в Нижнекамске, там же окончил политехнический колледж в 1990 году, а потом переехал в Екатеринбург и поступил в Уральский государственный технический университет. В 2003 году он зарегистрировал а Екатеринбурге производственно-технический центр «А-Технотранс», в 2004-м вложился в диагностический центр «Андромеда», в 2008-м — в медицинский центр «Сити-доктор». Все они ликвидированы. В 2009 году Семичев стал сооснователем профсоюза «Опора», который, судя по документам, действует до сих пор. Еще один бизнес Семичева был рекламным. Мужчина вложил в ООО «А8» 5 тыс. рублей уставного капитала и таким образом стал владельцем 50% доли.

(Слева направо) Андрей Семичев с заместителем Виталием Петрищевым и начальником управления промышленной политики в деппроме ХМАО Тарасом Колядой. Фото: сайт «Промышленные парки Югры»

Как на руководящей должности в ХМАО оказался человек, чья жизнь постоянно была связана с Екатеринбургом, остается загадкой. NEFT не удалось проследить связь Семичева ни с одним из крупных политиков Югры. Тем не менее, бизнесмен, который ранее не занимал никаких существенных должностей ни в регионе, ни за его пределами, возглавил акционерное общество, которое должно было, ни много, ни мало, диверсифицировать экономику региона и развить целую сеть промышленных парков. Уставной капитал «Промпарков» в 2019 году составил почти 1,5 млрд рублей.

Стоит пояснить, что по федеральному закону «Об акционерных обществах», если генеральный директор не был единоличным исполнительным органом АО, то распоряжаться имуществом «Промпарков» он мог только с ведома совета директоров. В 2018 году его председателем был замдиректора в деппромышленности ХМАО и начальник управления правового и экономического регулирования Андрей Шиповалов. Его заместителем в совете назначили нынешнего директора Фонда развития Югры Романа Генкеля. Не известно, какими мотивами руководствовался совет директоров, но в том же 2018 году в топ-менеджмент вошел Андрей Семичев, причем в 2019-м он получил право единолично принимать ключевые решения в компании.

(Слева направо) Андрей Шиповалов и Роман Генкель. Фото: «Правда УрФО»

Интересно, что против того, чтобы давать Семичеву такие полномочия, выступала налоговая. Выяснилось, что за ним до сих пор числится старое предприятие «А8», которое в августе 2018 года вычеркнули из реестра юридических лиц как «безнадежное к взысканию». Из-за юридической коллизии пришлось полгода ходить по судам и доказывать, что Семичев не имеет права на долю в организации, которая, по его словам, закрылась еще в 2015 году. В феврале 2019-го дело разрешилось в его пользу. В том же месяце совет директоров «Промпарков» покинул Андрей Шиповалов.

Стоит отметить, что в 2019 году Шиповалов входил в советы директоров еще пяти предприятий Югры: «Югорского лесопромышленного холдинга», «Югра-плит», «Югорского рыбоводного завода», а также Казымской и Саранпаульской оленеводческих компаний. Первые три постоянно выставлялись на торги. В начале 2020-го Шиповалова оставили только в трех предприятиях — оленеводческих и рыбном. Еще через полгода, 27 июля, чиновника отправили под домашний арест. По версии следствия, он получил взятку от югорского фермера Александра Беккера, которому регулярно оказывал покровительство.

NEFT полагает, что именно расследование этого дела навело силовиков на подозрительные финансовые операции в «Промышленных парках Югры». Скорее всего, только благодаря этому в поле зрения следователей попала сделка, которую в конце 2018 года провел Андрей Семичев.

База в Салыме. Фото из аукционного предложения 2018 года

Приятная скидка на депрессивную базу

В 2020 году владельцы «Промышленных парков Югры» заказали аудиторскую проверку компании за 2019 год. Экономисты изучили бухгалтерскую отчетность ППЮ и отметили, что предприятие получило доходы от инвестиционной деятельности — в частности, смогло продать некоторые активы. Среди них указана «база в п. Салым». ППЮ получило за нее 24,2 млн рублей.

В скобках аудиторы отметили, что остаточная стоимость 29 объектов на момент продажи составляла 61,7 млн рублей, а первоначальная — вообще 67,5 млн. Также есть пометка, что на самом деле продажа произошла в 2018 году, но позже запись в бухгалтерской книге сторнирована — то есть, исправлена. Поэтому сделка пошла в зачет 2019 года. Как именно Семичев, не имевший на тот момент права на единоличную подпись, сумел договориться с покупателем, сделать огромную скидку и провести продажу, не понятно. Но уже с 4 июня 2019 года у недвижимости указан новый владелец — Камал Гурбанов.

Вряд ли генеральный директор правительственной компании с уставным капиталом около 1,5 млрд рублей настолько невнимателен, что случайно продал бы недвижимость почти в три раза дешевле, чем мог. Следователи, вероятно, тоже так подумали. 14 октября в правительстве ХМАО устроили масштабные обыски, поскольку Семичева заподозрили в незаконной сделке, которая нанесла региону ущерб более 43 млн рублей. Такая же разница получается между первоначальной стоимостью салымской базы и ценой, по которой ее продали. Гендиректора ППЮ отправили под домашний арест, но 6 ноября «с учетом тяжести преступления и иных обстоятельств уголовного дела» взяли под стражу.

Также следователи объявили, что фигурант снизил стоимость земли и построек не просто так, а за крупную взятку от местного бизнесмена — 17 млн рублей. Если бы сделку не обнаружили силовики, новому владельцу салымской недвижимости удалось бы сэкономить почти 20 млн рублей.

Один из последних объектов, которые перешли в собственность Гурбанова от ППЮ.
Выписка из Росреестра

К чему все идет

Семичеву уже предъявили официальное обвинение за превышение должностных полномочий (ст. 286 Уголовного кодекса). Расценить такое преступление суд может по-разному: от штрафа в пределах 80 тыс. рублей до лишения свободы на четыре года. Также идет расследование о получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ). По нему вердикт тоже может быть разным: от штрафа в размере от 80 -кратного размера взятки с лишением права занимать определенные должности до 3 лет либо лишением свободы на срок от 8 до 15 лет со штрафом в размере 70- кратной суммы взятки.

Обвинение Гурбанову как участнику незаконной сделки пока не предъявлено. Возможно, продавец ввел его в заблуждение или каким-то образом вымогал деньги — об этом ни он, ни следователи пока рассказать не готовы.

Гораздо интереснее, какие еще дела могут всплыть в связи с расследованием деятельности Шиповалова. За время, пока он состоял в советах директоров разных региональных предприятий, большинство из них полностью потеряли прибыльность и стоят в очереди на аукционы. У пока еще рентабельных «Промпарков» в настоящем — еще несколько депрессивных баз на балансе, а в прошлом — более 14 млрд рублей, исчезнувших из уставного капитала. Так что октябрьские обыски явно были не последними.

Люба Шаталова, Данил Бардин
Фото обложки: въезд на базу в Салыме, 2018 год. Фото из аукционного предложения «Промышленных парков Югры»

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад