Как себя обезопасить от АУЕ-порядков в армии
NEFT
Как себя обезопасить от АУЕ-порядков в армии
Ситуация

Как себя обезопасить от АУЕ-порядков в армии

Реальные причины, по которым 20-летний солдат-срочник из тюменского поселка Рамиль Шамсутдинов расстрелял восьмерых своих сослуживцев в Забайкалье, могут так и остаться нераскрытыми. Государственная система России не любит признавать существование фундаментальных проблем. Особенно, если речь идет о такой стратегически важной отрасли, как армия, и порядках, царящих в ней. Последние, к сожалению, порой мало чем отличаются от тюремных. NEFT попыталась выяснить, можно ли искоренить дедовщину и неуставные отношения в российской армии, и что делать, чтобы хоть как-то обезопасить себя и близких от травли со стороны сослуживцев.



Полина Волохова
Евгения Пешковакорреспондент


Опрошенные нашей газетой собеседники - военные психологи, психотерапевты, бывшие солдаты-срочники и контрактники - признают, что проблема насилия в армии России имеет системный характер и требует соответствующего решения, однако называют несколько лайфхаков, которые помогут избежать неприятностей во время прохождения службы

«Как пацанам себя вести в жизни, должны учить родители. А во время службы родители должны постоянно контактировать с войсковой частью, тут нужна системная работа, комитеты солдатских матерей по регионам должны работать. Всегда можно позвонить, написать в комитет. Если что-то происходит, и мы об этом узнаем, то добиваемся того, чтобы виновные были наказаны, и справедливость восторжествовала», — рассказывает зампредседателя комитета солдатских матерей России Галина Новоковская.

Несмотря на то, что можно позвонить на горячую линию солдатских матерей, в реальности мало кто это делает.

«Телефоны есть у каждого, но никто не будет звонить, потому что — ты жалуешься, тебя оставляют в том же коллективе, ты рискуешь получить еще больше. Здесь уже идут тюремные понятия, ты суч (стукач), сучишь (стучишь), а нормальные пацаны по этим понятиям такого себе не позволяют. Но вообще каких-то маменькиных сынков стараются не трогать вообще, мало ли что они могут устроить», — рассказал NEFT бывший военнослужащий Виталий Мягкий.

Виталий уверен – как себя покажешь в первые недели, так и будут к тебе относиться весь год.

«При разговорах держи спинку прямо, не мандражируй, не отвечай жестко, но дай понять, что конфликт тебе не интересен. Если увидят, что ты эмоционально ведешься на негатив обидчика, так и продолжится все. Хотя может быть вообще непонятно, почему тебя хейтят с самого начала. Надо держать в голове, что ты здесь всего на год, что ты уедешь скоро, мне это очень помогало. Но если речь идет о насилии, надо бить в колокола уже», — советует молодой человек.

По мнению другого бывшего срочника Александра Новикова многое зависит от того, с какими людьми ты оказался рядом.

«Я служил в Краснодаре, у нас был 18-летний парень, которого бросила девушка, и однажды он заплакал на плацу. Командир тогда не совсем корректно отреагировал, а мы после его успокоили, поддержали, никто не смеялся над ним. И к тому же нас каждый день осматривали, чтобы не было синяков, везде стояли камеры, может теплый климат помог как-то легче перенести службу», — рассуждает Александр.

К сожалению, не во всех частях есть видеофиксация, теплый климат и человеческое отношение. Еще не ушла далеко в прошлое АУЕ-эстетика, пришедшая в армию с Советского Союза, когда на службу призывали уголовных преступников, чтобы восполнить дефицит в военных рядах в годы Второй Мировой войны. Андрей Кушаков из Забайкалья был сначала срочником, затем пошел служить по контракту. NEFT он рассказал, что в Чите, как и во многих других регионах, для солдат считается зазорным мыть туалеты.

«Их убирают только слабые люди, которых потом за это же и унижают. То есть сначала два дневальных заступают на дежурство, кто-то из них должен помыть туалет. И тот, кто считает, что для него мыть сортир — не комильфо, заставляет другого, если тот согласился, то другие дневальные в свое дежурство могут этого «уборщика» ночью поднять и отправить мыть унитазы», - рассказывает Андрей Кушаков.

По мнению Андрея, в такой ситуации себя уже не обезопасить.

«Он же не побежит начальству говорить. Во-первых, за это еще больше травить будут, во-вторых, начальству выгодно, что пацаны сами решают кому что убирать, разбираться они не хотят, главное, что все чисто и опрятно», — объясняет контрактник.

«Когда я был в казарме, то не обламывался. Но мне никто слова не сказал, что я «очкодёр», потому что я так себя поставил, включил режим «альфа». А раз уж «альфе» не зазорно этим заниматься, то и кто слово посмеет сказать?», — считает Виталий Мягкий.

Нехватка или отсутствие военных психологов в частях еще одна проблема, по которой происходит травля, насилие, убийства и самоубийства. В идеале на 300 человек должен быть один психолог, на деле их в разы меньше. Как и зарплата, которая в среднем не превышает у военных психологов 15 тысяч рублей. Сюда идут в основном выпускники университетов, чтобы набраться опыта, а через полтора года уходят на гражданку.

«По идее в каждой части должен быть психолог. Этого парня из Читы, который расстрелял 8 человек, предполагаю, допустил в караул и психолог, и медик. Перед каждым караулом психолог обязан общаться с солдатом, тестировать его, они же с оружием там стоят, а тут, видимо, не досмотрели по какой-то причине», — рассказывает NEFT военный психолог из Санкт-Петербурга Юлия Илюхина.

По мнению Юлии, дать универсальный совет, как обезопасить себя от травли, невозможно, но можно попытаться снизить уровень напряжения, успокоить человека, объяснить, что проблема не в нем. Хотя есть те, кто однозначно попадает в зону риска.

«Кто разговор поддержать не может, образован плохо, ведет себя по-хамски, грубит на ровном месте. У кого нет никаких увлечений, друзей нет, девушки нет, а до армии только мама его обслуживала. Они не могут ни постель застелить, ни носки себе постирать. Ко мне приходят такие каждый призыв. Беседуем с ними. Чем занимался до армии? Ничем. Учился или работал? Нет, ничего не делал. Может книги читал? Не, вообще никогда. А друзья есть? Неа. И вот он сидит, смотрит грустно в стену и разговор поддерживать вообще не может. Кого травят, это либо неспособные жить в коллективе, либо с завышенной самооценкой. Мол, почему именно я должен идти служить, не царское это дело. Из тех, кто ко мне приходят на беседу, 4 из 5 ребят так говорят», - говорит психолог.

Искоренить полностью травлю в армии на данный момент, по мнению психолога, невозможно. Она есть и будет. Еще и потому, что воспринимается многими как тюрьма.

«Родители и друзья внушают, что это потеря времени. Они не думают, что армия чему-то может научить. Здесь же и лекции читают, занятия практические ведут, из оружия стреляют, танки водят. Как минимум, это расширяет кругозор, армия учит жить в большом коллективе, может помочь найти друзей, отношения свои с девушками проверить, форму физическую подтянуть. В конце концов оторваться от материнской юбки и пожить самостоятельно. А у нас мамы любят внушать — ты мой сыночек маленький, давай тебя отмажем от армии, тебя же там мучить будут», — рассуждает Юлия.

По мнению клинического психолога, психотерапевта Сергея Дегтярева, российская армия в нынешнем виде скорее наносит молодым людям вред, нежели дает полезные навыки.

«Армия — глубоко больная среда. Противостоять здесь коллективной травле почти невозможно. Тут мешают стереотипы — «я не крыса/не стукач» и «я че не мужик сам не решу свои проблемы?». По первому я скажу, что о преступлениях нужно сообщать начальству или полиции, по второму — давай, сделай себе сам операцию на открытом сердце, если мужик. В общем, идиотизм, — считает Сергей. - Во всех нас есть агрессия, это совершенно нормально. Важно, уметь направить ее туда, куда хочешь. Нужно уметь расслабляться в критических ситуациях и действовать четко в соответствии со своей позицией. Это значит, что у вас не выйдет столкнуть меня с моего стула, моего места, с моего привычного течения жизни».

Невзирая на то, что травлю, как коллективную проблему на сегодняшний день устранить полностью невозможно, все-таки наблюдается тенденция на некоторое улучшение ситуации.

«Училища выпускают много новых командиров, чтобы восполнить дефицит кадров, психологов обучают на курсах, которые полностью бесплатные. С неуставными отношениями тоже борются по мере сил. За любую ссадину и синяк на теле солдата подрывают половину командиров», — считает военный психолог Юлия Илюхина.

Похожее мнение и у психотерапевта Сергея Дегтярева.

«Общество сейчас на пути к толерантности и пониманию, оно постепенно уходит от асоциальной агрессии. Многое интернет придает огласке, здравомыслящие люди могут транслировать свою позицию молодежи, в школах сейчас меньше дерутся, дети стали менее гомофобные, АУЕ порядки, так популярные в армии, тоже перестают быть привлекательными», — заключил Сергей.

Фото: topwar.ru

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад