Как живет Абердин – нефтяная столица Европы
NEFT

Как живет Абердин – нефтяная столица Европы

Проблемы города аналогичны вызовам, которые стоят перед Тюменью и Сургутом. Шотландцы уже нашли решение
Как живет Абердин – нефтяная столица Европы
Бизнес

В 1969 году жизнь маленького рыбацкого городка Абердин в Шотландии изменилась навсегда. В паре сотен километров от побережья в Северном море обнаружили нефтегазовое месторождение. Статус нефтяной столицы Европы долгое время позволял Абердину конкурировать с Лондоном по уровню зарплат и ценам на недвижимость. Однако падение цен на нефть поставило существование города под угрозу. Проблемы Абердина очень похожи на те трудности, с которыми сталкиваются города Тюменской области и Югры, реальность которых сегодня определяют цены на энергоресурсы. Корреспондент NEFT Анастасия Долгова съездила в Шотландию, чтобы узнать, как местные жители слезают с нефтяной иглы ради своего будущего.

Полина Волохова
Анастасия Долгова корреспондент

Город, зависимый от нефти

В 1970-е в Абердин, где на тот момент не было своих нефтегазовых специалистов, пришли международные компании из Нидерландов, США и Германии. Вскоре в городе обосновались крупнейшие мировые нефтяные компании: Shell, Chevron, BP, Total, ExxonMobil и другие. Вслед за нефтяниками стали переезжать их семьи: город на востоке Шотландии и его окрестности оказались весьма живописным местом, а высокие зарплаты компенсировали все неудобства.

Однако вскоре жители Абердина в полной мере прочувствовали, к насколько рискованно связывать свое благополучие исключительно с углеводородами. Первый кризис, связанный с падением цены на нефть, город пережил в середине 70-х. Потом в 1985, в конце 1990-х, в 2008. Последний случился в 2014, когда стоимость барреля опустилась до 50 долларов.

Дорогие автомобили появились у абердинцев во времена высокой цены на нефть

В такие периоды жизнь в Абердине постепенно затухает: компании сокращают операционные затраты, увольняя сотрудников или урезая им зарплаты. Взятые в кредит при цене в 100 долларов за баррель дорогие автомобили абердинцы возвращают в автосалоны, а роскошные дома сдают по цене однокомнатной квартиры. Часть населения навсегда покидает город в поисках лучшей доли. Те, кто-все-таки успел выплатить кредит за свой Ferrari, добираются на спорткарах на работу в кафе и пабы, куда им приходиться устраиваться в качестве обслуживающего персонала из-за нехватки рабочих мест в нефтегазовой отрасли.

Современная общественно-политическая ситуация в Европе также нанесла удар по нефтяному городу. По всей Великобритании тысячи экологических активистов протестуют против использования углеводородов из-за пагубного влияния на климат. Правительство страны не может это игнорировать и, в свою очередь, давит на нефтяные компании. При этом прогнозы экономистов неутешительны: в долгосрочной перспективе цена на нефть будет падать. Комплекс политических и экономических проблем окончательно поставил Абердин перед выбором: либо что-то менять, либо превратиться в город-призрак.

«Нефть в Северном море была обнаружена в 1969»

«Наша задача – инициировать экономический ренессанс»

Директор компании Opportunity NorthEast, коренной абердинец Дэвид Уилсон пережил сокращение в самом начале своей карьеры: в 1986 году он лишился работы в нефтяной отрасли и устроился на производство шин Michelin, где проработал почти два года. Когда цена за баррель снова поднялась, его нашли хедхантеры и пригласили работать обратно в нефтегазовую индустрию. После этого Уилсон не раз менял работу из-за кризисов, а в 2018 году возглавил единственную в Европе частную компанию, которая профессионально занимается диверсификацией экономики Абердина и Абердиншира – округа, куда входит нефтяная столица Европы. Компания Opportunity NorthEast, созданная в 2018 году существует на деньги абердинского филантропа Сэра Иана Вуда. Он пожертвовал 62 миллиона фунтов, чтобы сделать регион более устойчивым к колебаниям цены на нефть.

В порту Абердина

– Добыча нефти в течение следующих лет будет падать: если пару лет назад мы добывали 16 миллиардов тонн, то к 2050 эта цифра упадет до пяти миллиардов. Это, безусловно скажется на экономике региона, Абердин постепенно опустеет. Поэтому наша задача – инициировать «экономический ренессанс», который позволит стать менее зависимым от главной индустрии региона.

Дэвид Уилсон, директор компании Opportunity NorthEast

Для этого компания определила несколько отраслей, в которые в течение следующих нескольких лет планирует инвестировать, помогать разрабатывать бизнес-планы и развивать предпринимательство. Среди них – туризм, естественные науки, пищевая промышленность, цифровое предпринимательство, а также возобновляемые и альтернативные источники энергии.

На улицах нефтяной столицы Европы

Все эти сферы компания планирует развивать одновременно: так, Opportunity Northeast пожертвовала 800 тысяч фунтов стерлингов компании Visit Aberdeenshire, занимающейся развитием внутреннего туризма. Visit Aberdeenshire планирует привлекать туристов гольфом, замками, виски, и, конечно же, бизнес-туризмом. В области пищевой промышленности Opportunity Northeast планирует увеличить экспорт из Абердиншира, наладив контакт с крупнейшими европейскими супермаркетами.

– Для digital-предпринимателей мы запустили ONE Tech Hub, – бизнес-инкубатор с наставниками из ведущих IT-компаний Великобритании и Шотландии, такими, как SkyScanner. Здесь проходят различные встречи единомышленников, инвесторов и основателей стартапов.

Дэвид Уилсон, директор компании Opportunity Northeast

Из нефтяной столицы – в энергетическую

Еще одно из направлений компании Opportunity NorthEast связано с амбициями Абердина превратиться из нефтяной столицы Европы в энергетическую. Так, Opportunity NorthEast и правительство Шотландии совместно с крупнейшими энергетическими компаниями сформировали программу экономически устойчивого и плавного перехода на возобновляемые источники энергии. Ближайший план сформирован до 2035 года. Если сейчас нефть и газ обеспечивают 75% энергии для страны, планируется, что к 2035 году эта цифра составит 66%. К этой программе подключились Shell, British Petroleum, Total и 20 других компаний. Например,компания Shell ежегодно инвестирует около четырех миллиардов долларов в «зеленую энергетику» и планирует увеличивать сумму по мере окупаемости проектов. British Petroleum аналогично инвестирует в биотпливо, солнечную энергию по всему миру, а также в энергию ветра. Компания ожидает, что к 2040 году 15% мировой энергии будут производить возобновляемые источники.

В порту

Главным образом, в Шотландии планируют внедрять приливные, плавающие ветряные, а также увеличивать количество оффшорных ветряных электростанций (ветряков, размещенных в море). По мере перехода на возобновляемые источники компании планируют обучать профессионалов, работающих в нефтегазовой отрасли, использовать их навыки, а университеты – внедрять новые программы, ориентированные на наиболее современные способы получения энергии. Так, университет Роберта Гордона пришел к выводу, что как в нефтегазовой, так и в индустрии возобновляемых ресурсов большинство рабочих мест через 30 лет будут связаны со сбором, обработкой и анализом больших данных, а также с умными системами.

Вместо резкого отказа от нефти – плавный переход на альтернативную энергию

Однако полностью переходить на возобновляемые источники Шотландия не планирует, как минимум, до 2070 года. Такого мнения придерживается Марин Уотт, член парламента страны от Шотландской национальной партии. Она считает, что нельзя прекратить добывать нефть и газ и в одночасье перейти на «зеленую энергетику» .

– Нефть и газ по-прежнему будут играть важную роль для Шотландии в ближайшие 50 лет, – говорит Уотт. – Потребность в их использовании все равно останется, и даже если мы прекратим добывать ископаемые завтра, чтобы снизить уровень выбросов углекислого газа в атмосферу, тогда нам придется поставлять нефть и газ откуда-то еще. Сейчас в Великобритании при помощи газа обогревается 85% домов и генерируется 40% электроэнергии. Пока что альтернативные источники не смогут обеспечить такое количество необходимой энергии.

Марин Уотт, член парламента страны от Шотландской национальной партии

Для Шотландской национальной партии нефть и газ – крайне важные ресурсы, так как если Шотландия отделится от Великобритании, встанет вопрос о том, кому будут принадлежать полезные ископаемые Северного моря. В 2014 году в Шотландии прошел референдум, где 45% проголосовали за отделение от Англии. На фоне грядущего выхода Великобритании из Евросоюза сепаратистские настроения шотландцев усиливаются.

Наклейка-символ сторонников независимости Шотландии

Параллельно с внедрением возобновляемых источников, говорит Уотт, в Шотландии будут разрабатывать способы добычи из уже существующих скважин и применять новые траектории бурения. Проблема не всегда в том, что нефть в скважине закончилась, а в том, что пока не найдено способа ее максимально извлечь со дна моря.

Противостояние экоактивистов

Летом 2019 года бывшая премьер-министр Великобритании Тереза Мей заявила, что к 2050 году Великобритания намерена свести выбросы парниковых газов до нуля – таков новый план правительства по борьбе с изменением климата. Крупнейшие нефтегазовые компании должны адаптироваться, так как именно они являются основным «поставщиком» углекислого газа в атмосферу. При этом радикальные активисты из движения Extinction Rebellion (Восстание вымирающих» – прим. ред.) протестовавшие в Лондоне в октябре, требуют от правительства прекратить субсидировать нефтегазовые компании и поставить цель сократить выбросы парниковых газов до нуля уже к 2025 году. Движение насчитывает свыше 300 тысяч последователей и раз в полгода устраивает акции протеста, блокируя здание правительства и останавливая транспорт в Лондоне. Так, в октябре на акции было задержано свыше двух тысяч человек, что стоило британской полиции 37 миллионов фунтов.

Из-за массовости протестов игнорировать их не могут ни политики, ни нефтяники. Нефтяные компании, а также Opportunity NorthEast видят решение проблемы выбросов углекислого газа, и, следовательно, глобального потепления, в технологии «Улавливания и хранения углерода». Она заключается в том, что углерод отделяется от дымовых газов, образующихся в процессе сгорания топлива, прессуется и доставляется к месту безопасного хранения через трубопроводы или на судах. Далее СО2 закачивается в подземные резервуары, например, в отработанные месторождения нефти или газа. После того как резервуар заполнен, скважина запечатывается для предотвращения выбросов углекислого газа.

Однако экологические активисты убеждены, что эта технология, а также программа плавного перехода на возобновляемые источники создана лишь для защиты деятельности нефтяных компании и замедляет энергетическую революцию – стопроцентный переход на возобновляемые источники. Например, некоммерческая экологическая организация Friends of the Earth («Друзья Земли» – прим.ред.) считает, что на возобновляемые источники можно перейти в кратчайшие сроки. Активисты отмечают, что компаниям, получающим основную прибыль от добычи нефти и газа, доверять переход на «зеленую энергетику» нельзя. По мнению исследователей из Friends of the Earth , возобновляемым источникам оказывается намеренно минимальная поддержка.

Протесты экоактивистов

«Мы пришли к выводу, что в случае быстрого перехода на полностью возобновляемые источники будет создано в четыре раза больше новых рабочих мест, при этом государство может поддержать быстрое переобучение сотрудников нефтегазовой отрасли», – говорится в докладе Friends of the Earth.

До недавних пор Абердин был весьма спокойным местом на карте климатических протестов Великобритании. Однако в середине января активисты Extinction Rebellion заблокировали вход в офис компании Shell на 13 часов, требуя промышленную компанию «разумно и надлежащим образом» ответить на предупреждения ученых и общественных деятелей о глобальном потеплении. Барьеры, препятствующие переходу на возобновляемые источники, убеждены активисты, связаны лишь с желанием корпораций сохранить свою прибыль.

Нефтяные компании, в свою очередь, не могут игнорировать повестку, которую создают активисты, симпатизирующие им политики и СМИ. Чтобы снизить политическое давление нефтяники активно вкладывают деньги в лоббизм. Итальянское издание La Stampa подсчитало, что пять крупнейших нефтяных компаний мира с 2015 года потратили около миллиарда евро, чтобы ослабить законодательство по вопросам, связанным с глобальным потеплением. Для работы с общественным мнением крупнейшие корпорации создают собственные медиапродукты. Например, Shell запустил «Энергетический подкаст». В нем топ-менеджеры корпорации объясняют, почему компания не может одномоментно прекратить производить нефть и газ, а также рассказывают о технологии улавливания углерода и рассуждают о борьбе с изменением климата.

Граффити на улицах города

Несмотря на то, что углеводороды планируют добывать еще несколько десятилетий, Абердин признает, что жить одной нефтью, не думая о будущем – провальный сценарий. У региона есть понимание, что развитие других отраслей поможет стать более устойчивыми и не превратиться в город-призрак во времена, когда нефть не будет играть значительной роли на мировом рынке. Эпоха, когда городу можно было полностью полагаться на полезные ископаемые, уходит. Однако, как видно на примере Абердина, при должном отношении нефтяные города могут выжить и без черного золота.

Фото: Анастасия Долгова

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад