Ментальная пропасть. Почему москвичам бывает сложно понять тюменцев и югорчан
NEFT

Ментальная пропасть. Почему москвичам бывает сложно понять тюменцев и югорчан

Мы очень разные
Ментальная пропасть. Почему москвичам бывает сложно понять тюменцев и югорчан
Лайфстайл

Есть Москва, а есть вся остальная Россия. Дело не только в разнице доходов, но и в менталитете. NEFT попросила регулярно приезжающих в Тюмень и Югру москвичей рассказать, что им кажется необычным в общении с местными.

Отношение к подаче информации

Москвичей в северянах очень удивляет разговорчивость и открытость.

«В первое время я вообще не могла понять, о чем говорят эти люди? Ко мне подходили мои новые коллеги, которых я едва знала и начинали рассказывать истории из личной жизни. Потом поняла, что это такой способ выказать дружелюбие. И, конечно, поражала медлительность. Как же можно так долго все делать, тратить время на разговоры, на обсуждения, я этого не понимала. Потом просто привыкла и начала жить в этом потоке», — говорит Юлия Орлова, сотрудник юридической фирмы, переехавшая в Нягань по семейным обстоятельствам из Москвы.

Фото: Pixabay

Ее слова подтверждает Людмила Путято, бывшая сотрудница одного из федеральных государственных фондов, а сейчас заместитель руководителя московского издательства:

«К разговорами с сотрудниками северных филиалов всегда готовились заранее, с пониманием, что поговорить быстро не получиться. И вопросов будет много, и ответы будут длительными. Зато у северян всегда много интересных историй. Это было безусловным плюсом сотрудничества с ними».

Разность в понимании расстояния

Порой москвичам сложно понять, что жители отдаленных территорий несколько иначе воспринимают расстояние.

«Для обычного москвича расстояние, это время, которое он потратит на поездку. Когда ему говорят, что проехать надо 300 километров, он понимает, что это далеко, за город, по пробкам. Северяне воспринимают те же 300 километров иначе. Это около 2-3 часов приятной поездки и ничего больше. Никаких негативных эмоций, страхов и сомнений у него тут не возникает. Он легко садится и едет», — говорит руководитель центра региональной социологии и конфликтологии Институт социологии РАН Владимир Маркин.

Фото: Pixabay

Другое отношение к работе

При одинаковом уровне должности, ответственность у специалиста-москвича и специалиста-тюменца будет разным

«Для того, чтобы в ХМАО или в Тюменской области нефтяник получил деталь, его начальнику будет достаточно написать одну бумажку и поставить пару печатей. Московскому менеджеру для этого придется побегать. Он не просто напишет письмо. Он его согласует в нескольких инстанциях, докажет необходимость именно этой детали и поставит не один десяток печатей и подписей. Проще говоря: тюменцы живут намного проще потому, что все ключевые решения за них принимают в московском офисе компании».

С другой стороны, отмечает собеседник, москвичам проще отказаться от надоевшей работы.

Фото: Pixabay

«Если уволится начальник участка на строительстве в Москве или Подмосковье, он долго переживать не будет, пойдет работать в другую компанию. А вот начальник такого же участка где-нибудь в Уренгое, прежде чем написать заявление подумает трижды. Возможно, такой работы он больше и не найдет. Поэтому на местах специалисты за работу держатся больше, чем москвичи, и соответственно, очень стараются не косячить», — утверждает экс-руководитель одного из структурных подразделений в строительной дочке «Газпрома» Николай Козловский.

Татьяна Литвинова
Фото обложки: Pixabay

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад