Одну из главных проблем нефтяников решат бактерии
NEFT

Одну из главных проблем нефтяников решат бактерии

Ученые разработали уникальный штамм, поедающий углеводороды
Одну из главных проблем нефтяников  решат  бактерии
Бизнес

Ученые знают, кто будет спасать Югру от многочисленных разливов нефти, которых только за прошлый год зафиксировано больше двух с половиной тысяч. Теперь в лабораториях создаются специальные бактерии, способные «поедать» разлитую нефть и размножаться. Благодаря хорошему аппетиту этих микроорганизмов можно завершить процесс окисления углеводородов практически за сезон.



Полина Волохова
Иван Руслянниковкорреспондент


В конце сентября полпред в УрФО Николай Цуканов побывал в ХМАО, где сообщил, что за последние пять лет аварии не нефтепроводах причинили ущерб землям Югры площадью более 16,5 тысяч гектаров. Он также указал на то, чтобы нефтяники регулярно модернизировали и обновляли свое оборудование, чтобы избежать разливов нефти.

В Ханты-Мансийском автономном округе добывается около половины нефти в России, здесь работают крупнейшие нефтяные компании — «Роснефть», «Газпром нефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и другие. Регион лидирует и по количеству разливов нефти: по данным российского отделения Greenpeace, в Югре за прошлый год произошло 2 708 порывов на нефтепроводах.

Однако последствия разлива нефти должен кто-то ликвидировать, так как это создает огромную угрозу экологии. Декан факультета почвоведения МГУ Алексей Степанов в разговоре с NEFT напомнил, что из-за разлитой нефти в почву не будет поступать кислород, вдобавок начнется «парниковый эффект».

- Я уже не говорю о том, что нарушится биоразнообразие, умрут насекомые, в итоге прервется круговорот веществ и энергии. Разлитая нефть накрывает землю, словно саркофаг.

Алексей Степанов, декан факультета почвоведения МГУ, профессор.

По его словам, к ликвидации последствий нефтяных разливов можно применить два подхода. Первый заключается в активизации аборигенных штаммов путем внесения фосфора, азота и других веществ. Второй подход – использование специальных препаратов, выпускающих на волю бактерии, поедающие нефть. В результате ученые разработали уникальные бактерии, способные «поедать» разлитую нефть, запуская процесс окисления углеводородов. Особенность таких микроорганизмов в том, что они совершенно безопасны для человека. Разработкой таких бактерий занимаются биологи многих российских университетов.

Кандидат биологических наук, в свое время работавший в Томском госуниверситете, Владимир Калюжин не понаслышке знаком с проблемой разлива нефти. За время своей практики он успел побывать во многих российских регионах, в том числе и в ХМАО.

- Помню, под Нефтеюганском был крупный разлив гектаров на 15-20 глубиной на 20-30 сантиметров. Но самый мощный разлив нефти на моей памяти был в Иркутской области: там было 80 литров на один квадратный метр, где-то 25 тысяч тонн нефти разлито было. Эту аварию мы устраняли года два.

Владимир Калюжин, кандидат биологических наук

По его словам, микробы, которые в будущем должны будут «поедать» нефть, сначала проходят тестирование на пригодность и безопасность для человека и окружающей среды. Затем погружают бактерии в специальную пробирку и приезжают на место аварии. Там необходимо вспахать загрязненный грунт, вместе с этим высыпать на землю минеральные удобрения, например, фосфор, калий, магний.

-Затем я подхожу на место. У меня в пробирке, положим, грамм микробов. Я рассыпаю их на загрязненном участке, и через пару недель их в результате процесса размножения становится уже на тонну. В целом, такие микроорганизмы способны «съесть» нефть за один сезон. Если мы весной начинали работу, то, как правило, в сентябре уже заканчивали.

Владимир Калюжин, кандидат биологических наук

На словах все звучит легко, но на самом деле при использовании бактерий нужно учитывать массу факторов. Степанов отмечает, что процесс окисления нефти существенно тормозится из-за холодов. Очевидно, поэтому все работы в Югре стараются провести до того, пока не наступит суровая северная зима.

- Второй момент, замедляющий процесс окисления, это отсутствие кислорода из-за нефтяной пленки. К тому же, срок годности таких бактерий не такой уж и высокий – примерно до полугода, дальше клетка умирает. За это время она должна выполнить свою функцию. Но вообще, лучше сочетать микробные препараты с активизацией микроорганизмов, которые уже присутствуют в почве. Смотрите, что получается: когда рабочий бросает в почву бактерии, они начинают размножаться в среде, где давно уже живут свои микроорганизмы. Это если взять пшеницу и разбросать ее по лугу, где уже трава по пояс – ничего не вырастет. Так же и здесь.

Алексей Степанов, декан факультета почвоведения МГУ, профессор

Хоть и применение бактерий при ликвидации нефтяных разливов звучит инновационно, все же этот биологический метод гораздо дешевле, чем механический при помощи спецтехники. С этим соглашается и Владимир Калюжин, отметив, что в болотистой местности расход топлива велик. Все это усугубляется доставкой вездеходов к месту аварии.

По данным старшего научного сотрудника НПО «Аквамин-Технологии» Виктора Рядинского, стоимость биологического метода очистки земли от нефти существенно отличается от технического.

- Современные бактериальные препараты-деструкторы нефти имеют цену от 1000 до 20000 рублей за килограмм. Расход на гектар составляет порядка 300 килограммов. Сама биологическая рекультивация стоит порядка одного миллиона рублей, тогда как техническая – до 5 миллионов рублей за гектар загрязненных земель.

Виктор Рядинский, старший научный сотрудник НПО «Аквамин-Технологии»

Фото: itslonik.ru

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад