Почему политики из Западной Сибири все чаще занимают ключевые посты в Москве
NEFT

Почему политики из Западной Сибири все чаще занимают ключевые посты в Москве

Лоббизм + профессионализм = высокая должность в правительстве
Почему политики из Западной Сибири все чаще занимают ключевые посты в Москве
Истории

Большая Тюменская область стала кузницей кадров для правительства России. За «миграцией» западносибирских управленцев в Москву стоит столичный мэр, экс-губернатор Тюменской области Сергей Собянин, который планомерно увеличивает свое влияние на политику страны, считают опрошенные NEFT эксперты.

Не считая десятков чиновников рангом пониже, за последние пару лет федеральными министрами стали теперь уже бывшие губернаторы Тюменской области Владимир Якушев (Министерство строительства и ЖКХ) и Ямала Дмитрий Кобылкин (Минприроды), а также экс-ректор Тюменского государственного университета Валерий Фальков (Министерство науки и высшего образования). Назначение тех или иных федеральных министров зависит от лоббистских возможностей финансово-промышленных групп, говорит политолог, гендиректор Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

С этой точки зрения, мэр Москвы Сергей Собянин — мощный игрок, который не упускает возможности укрепить свою команду. По словам политолога, некоторые кремлевские чиновники были уверены, что после выборов президента в 2018 году Собянин возглавит правительство — настолько сильны позиции столичного мэра. И хотя он не стал премьером, какое-то число так называемых «собянинских министров» в правительство вошли.

«Собянин отвечает за руководство главным ресурсным центром России, ведь налоги со всей страны поступают в Москву. Поэтому политический авторитет у него большой. Последние назначения связанных с Тюменью министров, например, Фалькова, в Кремле за глаза называют «собянинскими кадрами». Принцип тут простой: мэр Москвы формирует команду из тех, с кем лично работал. Поэтому Ханты-Мансийский округ и Тюмень стали кузницей кадров не только для московской мэрии, но и для правительства», — говорит Гращенков.

Валерий Фальков. Фото: Министерство науки и высшего образования РФ

Политолог Евгений Минченко считает, что влияние Сергея Собянина на назначение министрами Владимира Якушева и Валерия Фалькова очевидно, как «ответ на вопрос, не в амперах ли измеряется сила тока».

«Люди, которые были связаны биографически, делают карьеру: здесь все достаточно очевидно и прозрачно», — говорит Минченко. При этом политолог считает, что московский мэр не претендует на роль преемника президента, однако у него «есть определенные задачи, которые не ограничиваются рамками Москвы», и для их решения нужны проверенные люди.

По мнению гендиректора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева, при назначении министров сработал «принцип кота Матроскина».

«Это принцип «я тебя давно знаю, а этого кота впервые вижу», — говорит Журавлев. — Это основополагающий принцип кадровой политики в России последние примерно лет 500. Но это не клановость в смысле желания затащить своего. Это элементарная система самосохранения. Потому что неизвестный подчиненный — это мина со взведенным взрывателем».

При этом политологи не согласны, что Кобылкин, как и Якушев, и Фальков, входят в команду Собянина. Евгений Минченко категорически заявил NEFT, что министр природы не является человеком московского мэра.

Дмитрий Кобылкин. Фото: Министерство природных ресурсов и экологии РФ

«Кобылкина я бы все же отнес к компромиссным фигурам, — отмечает Гращенков. — Обычно назначение — результат какого-то консенсуса. Фигура Кобылкина удобна и для Сечина (Игоря Сечина, главы «Роснефти» — прим. ред.), и для тех, кто раньше контролировал Минприроды, типа Трутнева (Игоря Трутнева, экс-министра экологии и природных ресурсов РФ, полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе — прим. ред.), и для Собянина. Мэр Москвы напрямую с Минприроды не связан, но для него важен ход «мусорной» реформы, потому что Москва — крупнейший производитель мусора».

Другая причина, по которой люди из Западной Сибири все чаще занимают ключевые посты в государстве — их высокий уровень компетенций и работоспособность. Дмитрий Журавлев напоминает, что управленцы из нефтегазовых регионов еще с советского времени занимали важное место в системе управления.

«Потому что в тех условиях, в которых чиновники работают там, человек либо ничего делать не умеет, либо умеет делать многое, — говорит Журавлев. — Примерно как было при Сталине: либо человек помирал от инфаркта, либо достигал высоких компетенций и доживал до 90 лет. Такая степень стресса, что, если человек при ней может работать, дальше он может трудиться везде».

Впрочем, эксперты добавляют: команде Собянина удалось почти невозможное. В период коронавирусной эпидемии в Москве осталась живой экономика и удалось не допустить высокой смертности от COVID-19, считает Дмитрий Журавлев.

Николай Худяков
Фото обложки: пресс-служба мэрии Москвы

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад