Почему пора перестать считать ямальских кочевников отсталыми людьми
NEFT

Почему пора перестать считать ямальских кочевников отсталыми людьми

Директор Кунсткамеры Андрей Головнев рассказал о технических талантах и суперактуальной философии ямальцев
Почему пора перестать считать ямальских кочевников отсталыми людьми
Лайфстайл

Тысячелетиями в ямальской Арктике живут кочевые племена. Современное общество привыкло смотреть на них сверху вниз, однако это ошибка. В нашем мобильном мире горожанам стоит поучиться у кочевников, как правильно вести дела и воспринимать действительность, уверен российский антрополог, доктор исторических наук, нынешний директор Кунсткамеры Андрей Головнев. В интервью NEFT ученый рассказал, как коренные ямальцы мастерски адаптируются ко всем вызовам судьбы: от глобального потепления до технического прогресса.



Полина Волохова
Иван Руслянниковкорреспондент


— Недавно мы пообщались с академиком Игорем Моховым из Института физики атмосферы РАН. По его данным, арктические льды ежегодно уменьшаются на 1,3%, потепление касается и почвы. А в сентябре ученые Томского государственного университета нашли в тундре Ямала «оазисы» с кустарниками и травой. Как потепление может сказаться на образе жизни кочевников?

— Кочевники очень адаптивны и могут приспособиться к любым обстоятельствам. Если нужно, они перекочуют в места, где им и их оленям будет лучше.Так что на изменения климата в ямальской тундре кочевники готовы ответить своими изменениями.

Но изменение погоды, конечно, создает для них свои сложности. Например, сейчас чаще идут зимние дожди, из-за которых образуется гололед.Он держится всю зиму - олени не могут пробить жесткий наст, и возникает голод, массовый падеж животных – это, кстати, случилось в 2014 году.

На Ямале и Гыдане все еще сохраняется замечательная традиция кочевания

Опасности от глобального потепления ждут кочевников и летом. Тундра протаивает и то, что земля хранила во льду, становится доступным для людей и животных. Можно натолкнуться, например, на бациллы сибирской язвы, которые с потеплением через сток тающих вод оживают и попадают в те места, где их раньше не было.

— Глобальное потепление - это проблема, которая появилась несколько десятилетий назад? Или местные жители уже когда-то сталкивались с изменением климата?

— Такое уже бывало. Помимо влияния человека есть определенные погодные климатические циклы. Девять тысяч лет назад температура в арктической зоне была на два градуса выше. Для высоких широт это значимый фактор - там, где была тундра и открытое пространство, появлялся лес, который потом, в свою очередь, сменила тундра. В качестве свидетельства, мы находили древние пни - значит в стародавние времена там росли большие деревья. Они точно не были занесены туда реками и морем, эти растения появлялись там в периоды потепления. Сейчас мы наблюдаем очередное потепление.

— Как можно сформулировать основную проблему ямальских оленеводов на сегодняшний день?

— Потепление – не самый сложный момент для кочевников. Сейчас в повестке – решение проблемы перераспределения акцентов в хозяйственной деятельности. Растет численность людей (по данным за 2018 год, численность кочевников составила 19 тысяч человек, прим.ред), оленей стало слишком много, пастбищ не хватает. Проблему можно решить сделав более быстрый цикл потребления продукции оленеводства. В частности, установка пунктов качественной переработки оленины сыграет свою роль. Насколько я знаю, работа в этом направлении уже ведется.

Кроме того, важно, чтобы соблюдались маршруты кочевья, потому что во многом проблемы перевыпаса и загрязнения тундры связаны не столько с количеством оленей, сколько со сбоями в стадовождении. Иногда пастбища тундры страдают не потому, что оленей много, а потому, что животные медленно движутся, стада топчутся на одном месте (например, вблизи поселка) и, как следствие, вытаптывают поверхностный слой почвы. Тундровый слой тонок и раним, вот и происходят изменения, ведущие к эрозии.

Еще одна проблема оленеводов относится к вопросу: быть кочевником или осесть в поселках? На Ямале и Гыдане все еще сохраняется замечательная традиция кочевания, которая заслуживает самого пристального внимания в плане технологии движения. Мир сейчас развивается от статики к динамике, и в этом смысле кочевники – учителя движения. И пора нам уже изменить свой взгляд на них как на отсталые малые народы, застрявшие на низкой стадии развития. На них нужно смотреть как на мастеров и наставников мобильности.

— Как они могут научить людей мобильности?

— У них, например, могут поучиться представители крупного бизнеса, которые работают в Арктике и ведут себя неуклюже. Индустриальные гиганты могли бы улучшить свою работу, если бы поняли, как нужно двигаться в Арктике, по каким алгоритмам.

Из каждого чума звучит саундтрек какого-нибудь боевика

— Интересно понять, дошел ли до кочевников технический прогресс? Какие современные вещи, привычные типичному городскому жителю, стали пользоваться популярностью среди оленеводов?

— У них востребовано и в ходу все, что связано с движением и навигацией. Так, с давних пор в тундре популярны моторные лодки и снегоходы «Буран». Несмотря на недостаток деталей и мороз, кочевники оказались поразительно одаренными механиками. Любой мальчишка легко починит капризный мотор снегохода, ведь многие с детства передвигаются на этой технике. Сегодня они заинтересовались квадрокоптерами: во время полета дрон шумит, как большой овод. Этот звук пугает оленей, поэтому при должной сноровке, с помощью квадрокоптера можно управлять стадом.

У них есть мобильные телефоны, компьютеры, электрогенераторы. Сегодня вечернее стойбище представляет собой этакий кинотеатр, когда из каждого чума (переносное жилище в виде шатра конической формы, крытого шкурами – прим. ред.) звучит саундтрек какого-нибудь боевика. В определенной степени это даже мешает оленеводству: одно дело, когда люди поглощены своими заботами, другое – когда они перемещены в техасские сюжеты.

В целом, мобильная революция в тундре – это та реальность, которая уже свершилась. Летом по ямальской тундре люди кочуют на квадроциклах, популярны и GPS-навигаторы. Правда, старики ворчат, что технические средства мешают правильному ориентированию молодых людей. Старшее поколение тревожит, что если техника откажет, то человек, оставшийся в тундре, растеряется и не сумеет включить природные технологии, которые заложены в кочевой голове. Эта навигационная карта раньше передавалась по наследству, из головы в голову, из поколения в поколение. Жаль было бы ее потерять.

Фото: Shutterstock.com

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад