Почему российские нефтяные корпорации тормозят переход к «зеленой» энергетике
NEFT

Почему российские нефтяные корпорации тормозят переход к «зеленой» энергетике

Это опасно. Всего через 20 лет спрос на российскую нефть упадет на порядок, считают в «Сколково»
Почему российские нефтяные корпорации тормозят переход к «зеленой» энергетике
Ситуация

Согласно докладу Центра энергетики Московской школы управления Сколково «Глобальная климатическая угроза и экономика России: в поисках особого пути» уже к 2040 году страны ЕС, покупающие больше половины российской нефти, значительно снизят импорт углеводородов. Из-за глобального потепления Европа активно переходит на возобновляемые источники энергии без «углеродного» следа и повышает налоги на продукцию тех нефтяных компаний, которые игнорируют изменения в мире. Западные нефтяные компании, например, Shell, из-за этого активно инвестируют пока еще высокие доходы от продажи углеводородов в «зеленую» энергетику. Российские компании, в основном, тревожные прогнозы игнорируют. Почему так происходит и что делать — в материале NEFT.

Западная энергетика стремится перестать быть углеводородной: одна из крупнейших нефтяных компания в мире Shell вкладывает миллионы долларов в «зеленую» энергетику. Датская фирма Ørsted, крупнейший в мире разработчик морских ветровых электростанций, составляет конкуренцию ExxonMobil и BP. В это же время российские ресурсодобывающие гиганты в «зеленую» энергетику вкладываться не спешат.

Среди четырех крупнейших нефтяных компаний, работающих в тюменской «матрешке» только две корпорации публично заявляют об интересе к этой теме. Так, NEFT не удалось найти на сайтах «Роснефти» и «Сургутнефтегаза» упоминания о проектах компаний, связанных с «зеленой» энергетикой. Исключение составляют «Лукойл», реализующий «зеленые» энергетические проекты на Балканах и в Краснодарском крае, и, в некоторой степени, «Газпром нефть», использующая солнечные батареи для питаний удаленных элементов на газопроводах.

Михаил Калянов

Почему среди «большой четверки» нефтяных компаний выделяется только «Лукойл»? Во-первых, «зеленая» энергетика интересна руководству.

«Мне кажется, Вагит Юсуфович (Алекперов, президент НК «Лукойл» — прим. ред.) этим направлением увлечен лично», — говорит вице-президент «Лукойл-Западная Сибирь» Александр Петрушин. Во-вторых, «Лукойл» наиболее отделенная от государства нефтяная компания среди перечисленных:

«Я думаю, тут никаких личных факторов нет, — объясняет декан факультета международного энергетического бизнеса РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина Елена Телегина. — Просто «Лукойл», среди всех немногочисленных российских нефтяных компаний, является наиболее рыночной с точки зрения давнего присутствия на рынке и самого большого количества акций, котирующихся на бирже. И любая такая информация (о запуске «зеленых» проектов — прим.ред.) на капитализацию тоже влияет».

В целом же, слабый интерес российских нефтяников к «зеленой» энергетике объясняется комфортными условиями на рынке прямо сейчас:

«На сегодня прибыльность добычи и продажи нефти выше, чем в возобновляемой энергетике. Если бы прибыль была ниже, возможно, компании искали бы для инвестиций другие сектора экономики. При этом, высокая маржинальность часто достигается за счет отсутствий инвестиций в инфраструктуру. Когда Сечин говорит про себестоимость нефти 4-5 долларов, это, на самом деле, без учета того, что трубы-то дырявые. С учетом этого спокойно можно прибавлять [к себестоимости] 1-2 доллара», — считает руководитель программ российского отделения Greenpeace Владимир Чупров,

Фото: pixabay

Елена Телегина добавляет, что у российских нефтегазовых компаний очень хорошая собственная ресурсная база:

«А у основных мейджоров (крупнейшие мировые добытчики нефти, такие, как SHELL — прим.ред.) собственные ресурсы или истощены, либо закончились, и им приходится добывать сырье в третьих странах. Для них переход на альтернативную энергетику более понятен», — говорит эксперт. Российским компаниям, несмотря на падение цен на нефть, проще разработать и продать собственные ресурсы, чем пытаться сейчас вкладываться в новые области.

Сейчас нефтяники, в основном, сосредоточили внимание на выкачивании нефти из ранее введенных в эксплуатацию проектов, говорит аналитик нефтегазового сектора, партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин. Компании не идут даже на новые нефтяные проекты, работая там, где все капитальные издержки уже давно амортизированы и где самая низкая стоимость извлечения нефти.

При этом для вложений в «зеленую» энергетику в стране должны быть понятные правила игры, считает эксперт.

Фото: pixabay

«У нас в год по несколько раз налоговые правила меняются. А для проектов с очень длительным периодом окупаемости нужна стабильность, которую в России никто не может гарантировать», — уверен эксперт. Крутихин добавляет, что за рубежом альтернативную энергетику поддерживают правительства государств, чего в России пока нет.

Экологи не сомневаются, что нефтегазовые компании тормозят внедрение новых «зеленых» технологий, но происходит это косвенно, хотя и постоянно. «Лоббирование более высокой маржинальности нефтегазовой отрасли происходит в рабочем режиме, — считает Чупров. — Безо всякого налета конспирологии, здесь бизнес as usual». Любое обращение Сечина, Миллера (Алексей Миллер, председатель правления ПАО «Газпром» — ред.) или Алекперова к Путину за новыми льготами отдаляет тот момент, когда прибыльность нефтегазовой отрасли снизится и компании пойдут в новую энергетику».

Рано или поздно ресурсодобывающим компаниям, не только нефтегазовым, но и угледобывающим, придется вкладываться в «зеленые» технологии, считает политолог Евгений Минченко. Он напоминает, что производство сжиженного природного газа тоже вызывало иронию в нефтегазовой отрасли, а сейчас компании сами строят предприятия по производству СПГ. Тюменский эколог Альберт Фахрутдинов добавляет, что переориентация — вопрос ближайших нескольких лет, потому что европейские страны массово переходят на возобновляемые источники энергии, а нефтяники не захотят проводить массовые сокращения и провоцировать социальное напряжение в случае снижения спроса на нефть.

Фото: pixabay

При этом ключевую роль будет играть отношение к «зеленой» энергетике президента Владимира Путина, считает Владимир Чупров.

«Когда Путин говорит, что «зеленая» энергетика — это частокол ветряков, он же не сам это придумывает, ему это советует кто-то, кто не знает реальную ситуацию с технологическими трендами в мире. И пока президент это [скептическое отношение к «зеленой» энергетике} транслирует, все будут стоять. Надо убедить его, что мир уже другой. Есть новые технологические рынки, которые Россия спокойно может для себя открывать. Например, водородная энергетика, Россия спокойно может туда заходить. У нас колоссальный ветровой потенциал. Сейчас [в мире] будет запрос на литий, кобальт, никель. Кроме лития, все это у нас есть, но и его можно было бы получать при переработке утилизированных батарей. К сожалению, в окружении президента нет человека, который бы донес это до него и его администрации».

Николай Худяков
Фото обложки: Михаил Калянов

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад