Топоры, лопаты и нянька: женщина-доброволец рассказала, как тушила леса в ХМАО
NEFT

Топоры, лопаты и нянька: женщина-доброволец рассказала, как тушила леса в ХМАО

Топоры, лопаты и нянька: женщина-доброволец рассказала, как тушила леса в ХМАО
Истории

Отряд добровольцев вернулся с тушения лесных пожаров в Ханты-Мансийском районе. NEFT поговорила со старшей группы — жительницей Нягани, мамой троих детей, главой поискового отряда «Валерия» Аленой Болкисевой о том, как она попала в ряды волонтеров, какие пожары не нужно тушить и почему в тайге нет комаров.

33-летняя Алена Болкисева на вертолете вместе с семью добровольцами и инструктором лесохраны отправилась 25 июля в горящую тайгу, за 60 км от Ханты-Мансийска. Три дня и две ночи волонтеры «локализовывали огонь». По признанию девушки, впервые занимавшейся тушением огня, на практике все оказалось не так, как в теории.

— Девушек обычно не берут на тушение пожаров. Почему вас взяли?

— У нас в группе было три девушки. Одна — доброволец Гуманитарного добровольческого корпуса из Нягани. Вторая — выпускница пожарного отделения Сургутского государственного университета, она же фитнес-тренер. И я — руководитель поисково-спасательного отряда. У нас хорошая физическая подготовка, мы люди спортивные, шагать по лесам умеем. Не уступали мужчинам. Под другие критерии отбора — возраст от 18 до 55 лет и отсутствие заболеваний — тоже подошли.

— Семья легко вас отпустила в такую рискованную поездку?

— Супруг, естественно, переживает, но знает, что противостояние бессмысленно: нормы ГТО и умения выживания ему сданы. У нас трое детей. Старшей дочери скоро 15, она уже стала опорой для меня, сыну 12 и младшей дочурке шесть.

Моя семья в такой закалке уже четыре года моей деятельности добровольца. Они понимают, что я мобильна 24/7. Ситуации бывают разные: бывают моменты, когда я начинаю по звонку собираться ночью и уезжаю на два дня. Бывали выезды прямо с рабочего места. Тут я очень благодарна своему мужу, с которым мы уже 16 лет идем рука в руке, за его поддержку и понимание. Как шутят ребята из отряда, памятник, отлитый золотом, твоему супругу должен стоять уже давно.

Волонтеры гумкорпуса вылетают из Сургута. Видео Андрея Гилева

— Вашу группу как-то специально готовили перед отправкой?

— Мы уже были готовы заранее. Трижды в год у нас с гуманитарным корпусом проходят учения. Курсы ведут медики, сотрудники «Центроспас-Югории», Следственного комитета и МЧС. Спасатели рассказывают, как правильно себя вести на пожарах, как пользоваться оборудованием.

— Чем вы пользовались для тушения огня?

— Основное, что было в руках — это лопаты, топоры и бензопила. Мы не попали в очаг, где все полыхает. Наша задача была следить, чтобы пожар не распространялся дальше. Возле кромок, где шли возгорания, мы рыли траншеи, чтобы остановить огонь. И в очаге, если горели деревья, срубали их, убирали туда, где уже точно огонь не пойдет.

— Сколько времени у вас занимали обходы?

— Минимум два раза в день мы осматривали кромку леса, который уже сгорел, искали новые очаги. Обходили достаточно большую территорию, километра три, наверное. В силу того, что там дорога — не асфальт, а мох, один обход занимал около двух с половиной часов.

— От дыма не задыхались?

— Надевали маски тканевые, поэтому много дыма не попадало в легкие. Шли по обугленным местам, чтобы не поднимать пепел. Ходить было нелегко, изматывало, да. А наш лагерь был достаточно далеко от задымленных мест. Дым стелился по земле только вечером. Ощущалось, но не критично.

— Навыки выживания в тайге вам пригодились?

— Да, ориентирование на местности, например. У нас была радиосвязь с лагерем, компас с навигатором. Но за время, что мы там были, никто не потерялся. За этим очень внимательно следили мы с инструктором парашютно-десантной пожарной службы лесохраны Михаилом Шевцовым. Он всегда был с нами, был нашей «нянькой».

На обходах инструктор всегда шел первым, я была замыкающей. Моя задача была сохранить ребят, обеспечить их безопасность. Перед каждым выходом говорили, чтобы смотрели на деревья, которые подгорели снизу, поднимали голову вверх. Наклоненное дерево нужно обходить, чтобы не упало на тебя. И смотреть под ноги, чтобы не запнуться. Местность моховитая, снизу могут быть корни, поваленные деревья. Прощупывали их ногами, предупреждали тех, кто сзади.

— В опасные районы, где полыхает огонь, вы заходили?

— Один раз попали в такой эпицентр. Мы уже готовы были бежать и тушить. Но инструктор объяснил, что такое распространение трогать не нужно, потому что огонь идет к низине и сам потухнет. Мы этого не знали.

— Комары не замучили?

— Их там не было: пожар же, они боятся дыма.

— Диких животных в тайге не встречали?

— Не попадались. Следы лосей, мишек видели. На курсах нам объясняли, что делать при встрече с хищником. Мы знали, что он никогда просто так не нападает на человека. Медведь, например, далеко не глупое животное, чтобы идти к огню, тем более туда, где находятся люди. Для этого в лагере были дежурства, чтобы постоянно горел костер, и люди разговаривали.

А вот со стаей волков встретиться было бы опасно. Там оставалось бы только молитву читать. В последнюю ночь возле лагеря ходил какой-то зверь. Мы слышали его шуршание, но скорее всего зверек был маленький. Пошуршал и ушел.

— С погодой повезло?

— Да, жарко было. Кто-то даже сгорел на солнце. Но лучше бы были дожди, они бы помогали тушить.

— Когда в лагере ночевали, не боялись, что ветер сменится, на вас пойдет огонь?

— Как раз на этот случай были дежурства. Мы сидели до двух-трех ночи. Потом просыпались ребята, в три разводили заново костры, чтобы согреться.

— Чем по вечерам занимались после обходов?

— У нас был мальчишка Гоша, студент СурГУ. Он в институте играет в команде КВН, поэтому вечерами было нескучно.

Сотовая связь почти не ловила. Сигнал можно было поймать только в двух точках, на возвышенности. Поэтому пользовались, в основном, рациями. Полезно, что ребята абстрагировалась от соцсетей, научились правильно передавать информацию по рации.

— А чему вы научились за поездку?

— Побывать на лесном пожаре — это новое для меня. Теория от практики все же отличается. Раньше представляла, например, что рыть окопы нужно на расстоянии метра от возгорания, а оказалось, что надо подкапывать в сам огонь. Новость о том, что какие-то пожары не надо тушить вовсе, для меня была вообще шоковой.

Эта поездка была как курс молодого бойца. Для кого-то было новым просто лагерь разбить, кто-то научился дрова колоть. Каждый почерпнул для себя что-то полезное. И сами пользу принесли. Доброволец под грамотным сопровождением профессионала может выполнить хороший объем работы и помочь спасти леса Югры.

— Еще раз поедете тушить пожары в составе добровольцев?

— Да, сейчас идет сбор. Когда конкретно группа отправится, не знаю, но рассчитываю снова поехать.


Как сообщала NEFT, лесные пожары в Югорске и Советском районе ХМАО начались 13 июля. Огонь начал подходить к населенным пунктам. Жители собирались в отряды добровольцев, чтобы защитить дома от пожара. Позже Гуманитарный добровольческий корпус объявил набор волонтеров и отправил их в другой район тайги на помощь сотрудникам МЧС.

Наталья Михалева

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад