Застряли в другой стране и боятся не увидеть бабушку: как коронавирус изменил планы жителей Югры
NEFT

Застряли в другой стране и боятся не увидеть бабушку: как коронавирус изменил планы жителей Югры

И что они сделают в первую очередь, когда закончится пандемия
Застряли в другой стране и боятся не увидеть бабушку: как коронавирус изменил планы жителей Югры
Истории

Всеобщая самоизоляция, закрытие границ и ухудшение экономики сорвали планы многих россиян — например, половине из них пришлось отказаться от запланированного отпуска. NEFT узнала, как коронавирус вмешался в планы жителей Югры и как они выкручиваются из внезапных ситуаций.

Юлия Гречаная, Югорск

вместе с семьёй застряла в другой стране

Мой муж гражданин Молдавии, но я и трое детей — граждане России. Мы жили в Югорске, но когда осенью 2017 года я забеременела, решили на время декретного отпуска уехать в молдавскую деревню.

Сейчас малыш подрос, ему исполнилось два года, и этим летом мы собирались вернуться обратно в Югорск. Старший сын в этом году должен пойти в девятый класс, а мы очень хотели, чтобы школу он заканчивал в России — не знаю, получится ли действовать по такому плану сейчас, ведь мы не можем вернуться домой, а лето скоро закончится.

Границы закрыты, и единственный способ добраться домой — поехать на автобусе через Украину. Но Украина сейчас пускает только пассажиров с российским паспортом, а поскольку младший сын родился в Молдавии, такой вариант нам не подходит.

Я хочу выйти на работу и отдать ребенка в сад, но пока не могу этого сделать. Надеемся, что в августе границы все-таки откроют.

Фото: страница Юлии Гречаной в Одноклассниках

Алина Исхакова, Нягань

боится не успеть увидеть бабушку

Весной мы с мамой собирались речным транспортом поехать к бабушке — в небольшой поселок возле Ямала. У бабушки онкология, и мы боимся с ней никогда больше не увидеться.

Все складывалось хорошо: у мамы как раз должен был быть отпуск за счет работодателя, Но из-за пандемии полностью убрали рейсы, и поездка не состоялась. Сейчас моей маме придется брать отпуск за свой счет и ехать уже в сентябре, если это станет возможным.

Моя жизнь тоже испортилась: недоступны все развлечения, в больницу к врачу стало тяжелее записаться. Еще я заметила, что стала опасаться общаться с людьми — симптомы коронавируса могут быть незаметными.

Фото: архив Алины Исхаковой

Юлия Щапова, Сургут

осталась без традиционного отпуска в Черногории

Раньше мы с мужем каждый год уезжали на дачу в Черногорию, где путешествовали на машине — природа там очень красивая. Жили там по месяцу, муж чуть больше. В этом году, понятное дело, не смогли никуда поехать и потеряли купленные заранее билеты на самолет.

Сначала была депрессуха: я даже купила беговую дорожку, чтобы хотя бы как-то двигаться. Когда ограничения потихоньку стали снимать, мы стали думать, что делать дальше — жить-то хочется сейчас.

Затем мы вспомнили, что под Сургутом у нас давно есть земля, до которой никак не доходили руки. Самоизоляция стала толчком, чтобы ей заняться: мы купили готовый домик и сейчас осваиваем территорию вокруг.

Думаю, сверху нас пожалели: в Сургуте это лето — аномально теплое. Конечно, лучше бы я провела его так, как планировала, но зато у меня появилась возможность узнать другую себя: я не огородник, но мне понравилось заниматься творчеством. Надеюсь, что осенью границы будут все же открыты, и я все же смогу куда-то съездить.

Фото: pixabay

Лидия Стишковая, Сургут

пострадала от КПП

Из-за коронавируса планы моей семьи изменились не сильно, но много где по мелочам. Во-первых, мы с братьями должны были присматривать за дачей родителей в Лянторе — они переехали жить в другой город

Из-за пандемии долгое время мы не могли поехать в Лянтор: сначала было неясно, будет ли это считаться нарушением постановления. Со временем окружное правительство решило, что на дачу ездить можно. Но в течение нескольких дней по семейным обстоятельствам мы не могли туда поехать, а затем власти объявили, что Лянтор закрыт для въезда. Почти полтора месяца там стояли КПП.

Параллельно КПП также появились на въезде в поселок Федоровский. Мой супруг работает в нефтегазовой отрасли, и его путь на работу пролегает как раз через этот поселок. Из-за этого ему приходилось добираться на работу маразматично.

Он ехал до КПП на своем транспорте, за 500-700 метров от пункта оставлял машину (ближе нельзя — заберет эвакуатор), шел до поста пешком, а оттуда вызывал такси и уже на нем ехал дальше. Человеку со стороны это может показаться бредом, но, к сожалению, так решило наше правительство. В автобусе и такси коронавирус, видимо, не прилипнет.

Фото: страница Лидии Стешковой Вконтакте

Саша Новикова
Фото обложки: Pixabay

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад