«Путин спросит СПЧ: а что вы видели в Нижневартовске? А они – да там какие-то переходы закрыли»
NEFT

«Путин спросит СПЧ: а что вы видели в Нижневартовске? А они – да там какие-то переходы закрыли»

Журналист, уволенный за интервью «Дождю»: о том, как в регионах умерла политика и почему про это лучше не писать
«Путин спросит СПЧ: а что вы видели в Нижневартовске? А они – да там какие-то переходы закрыли»
Город

Журналист, уволенный за интервью «Дождю»: о том, как в регионах умерла политика и почему про это лучше не писать

Полина Волохова
Константин Щербина специальный корреспондент

Приезжали в Нижневартовск члены Совета по правам человека при президенте России. Сводили их на экскурсии по социальным объектам и на местную «зону». Среди насыщенной программы выделили 2 часа на круглый стол по теме «Саморегулирование СМИ и освещение судебной деятельности». Как я понял, тему подобрали, ориентируясь на гостя. Леонид Никитинский – гуру журналистики, обозреватель «Новой газеты», специализирующийся именно на судебной журналистике. Он, кстати, написал сценарий к очень заметному в своё время фильму «Беспредел». Среди участников были руководители СМИ, представители МВД, суда, прокуратуры и городской администрации.

Только вот про судебную нижневартовскую журналистику поговорить не получилось. Как говорить о том, чего нет. Ну, или есть в микроскопических дозах. В подавляющем числе публикации на судебную тему это пресс-релизы по итогам завершенных процессов по резонансным делам. Жанр непопулярен потому, что требует определённых профессиональных качеств и умений, которыми большинство местных журналистов не обладает. А во-вторых, создание таких материалов требует трудозатрат, несопоставимых с оплатой. Зачем месяц, а то и больше собирать по крупицам судебную историю на полосу или даже разворот, когда за день набираешь тот же объём рерайтами или репортажами со строек и праздников.

Но есть в Нижневартовске журналистка, которая отлично писала на судебную тему - Людмила Федюхина. Но сейчас она отошла от журналистики. На круглый стол не пришла, потому что не в городе. Но в теме круглого стола были ещё слова «Саморегулирование СМИ». Об этом на встрече вообще молчок. Хотя тут-то как раз и можно было бы подискутировать с московским гостем, периодически напрямую разговаривающему с Путиным. Но разговор о местной проблематике свёлся к следующему:

«Переходы закрыли – народу не нравится. Жители двух домов поссорились из-за парковки. Ну, ещё концессию обсуждают»

Чиновник администрации Нижневартовска об актуальных городских проблемах

Вот так - ни больше, ни меньше. Никто из журналистов не добавил ничего в этот список, и темы не получили дальнейшего расширенного обсуждения.
Я представил, как Путин спрашивает на заседании СПЧ: «Леонид Васильевич, вот вы съездили в Нижневартовск, в прославленный нефтяной край, и что там? Что журналисты говорят о проблемах?». А Леонид Васильевич отвечает: «Там, Владимир Владимирович, переходы закрыли и что-то там с парковкой». Ну, а что, нормально.

Леониду Никитинскому не о чем было поговорить

«А политическая жизнь у вас есть какая-нибудь?», – спрашивает член СПЧ нижневартовских журналистов.

И опять отвечает чиновник администрации: «Ну, так, есть кое-кто, мутят перед предстоящими довыборами в городскую думу. Проплаченные. Мы же все знаем кем».

Типа Никитинский - то уж точно знает кем проплачены эти «кое-кто». Особый смак ситуации в том, что Никитинского самого регулярно записывают в списки «проплаченных мы знаем кем».

И вот тут возникает интересный вопрос, а действительно, какая политическая жизнь у нас есть? Точнее, какую картину политической жизни формируют у читателя-зрителя местные СМИ? И где вообще местная политическая журналистика? И вот тут всё грустно. Вот прямо вообще всё.

Первое поверхностное соображение, что политической жизни нет, соответственно нет и её отражения в СМИ. И это многое объясняет. Местное политическое поле максимально зачищено. Даже тщательнее, как говорил Жванецкий, чем федеральное. Говорить о большой политике в регионе - это как описывать сферического коня в вакууме. Чем, собственно, и занимаются политтехнологические телеграмм-каналы. Я говорю про все эти бесконечные «инсайды» про замов замов полпредов, губернаторов.

Для рядового жителя это как параллельная вселенная, где 99% фигурантов этой увлекательной насыщенной «политической» жизни незнакомы. И раскрытие тайных смыслов перемещений чиновников по должностям никак не сказывается на их жизни. Хотя, возможно, те, кто занимается производством и потреблением этого контента и считают это политикой. По мне, политическая жизнь это то, что в конечном итоге сказывается на качестве жизни человека. А как меняется качество жизни от чиновничьей чехарды?

Тем не менее, в регионе, конечно, есть политические силы, которые стремятся менять как-то ситуацию, перераспределять сферы влияния, получать те или иные преференции. В основе этих телодвижений лежат деньги и экономика и вот тут уже конечным плательщиком банкета прямо или опосредованно является рядовой потребитель. Вот про это было бы интересно почитать аналитику, разборы, поговорить в прямом эфире с телеэкрана. Фантастика? Сейчас да, но «старожилы припомнят», как любые темы были доступны для обсуждения в девяностых.

Константин «КЩ» Щербина успел поработать в ряде местных СМИ до того, как его уволили за участие в интервью телеканала «Дождь»

Сейчас не девяностые. Сейчас обсуждение местной политической жизни (или то, что за неё выдаётся) сводится к точечным плевкам а-ля Эдуард Шмонин (создатель портала «Чиновник.ру», находящийся под судом за вымогательство). Всегда узнаваемо по стилю, всегда анонимно. Или другой пример: вот вроде интересный уважаемый ресурс, хороший контент, который через раз кликаешь, чтобы прочесть подробнее и тут вдруг среди фруктовой тарелки, как будто кто-то навалил кучу. И спрашиваешь: ну вот зачем, ну ведь так явно? И в ответ слышишь от коллег: ну ты понимаешь же, что это вопрос денег. Понимаю.

Примечательна в этом контексте ситуация с освещением в СМИ и соцсетях ситуации с концессией нижневартовских предприятий ЖКХ. Сторонники обосновывают необходимость чисто экономическими причинами. Но при этом, как только появляются хоть какие-то попытки задать вопросы, узнать подробности происходящего, тут же задающий записывается в оплачиваемые сторонники «сами знаете кого» и в него летит грязь по всем фронтам. Интересанты с другой стороны отвечают в том же духе. И получается бесконечный обмен плевками в сетевом пространстве типа: «продажная, отрабатывай свои сребреники», «олигархи грабят народ». И за всем этим, как говорится, караван идёт.

Конечно, есть ещё партии, которые вроде бы должны генерировать политическую жизнь. Но «трёхцветные» сажают деревья и раздают кашу на праздниках. А «голубенькие» и «красные» устраивают периодически какие-то движения, при этом вяло соперничают между собой за звание «правильных» оппозиционеров и выглядят часто комично даже в собственных фото-, видеоотчётах и публикациях. Есть даже предположение, что эта комичность специально ими самими генерируется по каким-то тайным договорённостям с властями, чтобы показать потенциальным избирателям ничтожность оппозиции. Сразу скажу, что никаких инсайдов про это у меня нет, просто фантазии.

И опять же никакого анализа партийной деятельности и обсуждения в местных СМИ нет. Если упоминания каких-то партий и появляются, то исключительно на платной основе.

Визитерам из СПЧ показали в Нижневартовске стандартную картинку - никаких проблем по их части в городе нет, спасибо за визит, счастливого пути

Но ведь люди-то, которые приходят на эти нечастые митинги - те кто действительно некупленные - это обычные горожане со своими бедами, заботами о куске хлеба и своей информационной кашей в голове, вызванной тем, что они слышат по «Первому каналу», тем что видят своими глазами вокруг, и тем что они нащупывают в кармане. И вот пришёл такой предпенсионер с митинга и читает, что оказывается он «проплаченный идиот» и те мысли, которые его гнетут, ему вложили в голову рвущиеся к власти «сами знаете кто». Серьёзно? Ну ок.

А когда последний раз в местных СМИ писали про проблемы экологии, связанные с добычей нефти? У нас нет разливов нефти? Ну ок, нет так нет.

Все эти «почему», отсутствие политической и расследовательской (только не путайте с косящими под расследования банальные сливы) журналистики, сводятся к одной простой, но глобальной теме: существование региональных СМИ в условиях зависимости от власти. Если кто из читающих вдруг не в курсе, поясню. Все действующие региональные СМИ существуют благодаря финансированию их деятельности со стороны органов власти того, или иного уровня. Через оплату информационных материалов. Через гранты. Плюс контракты с нефтяниками. Без этой подпитки полноценное существование регионального СМИ сейчас невозможно. К сожалению это данность.

И очень смешно прозвучало на круглом столе заявление главного редактора телеканала «Самотлор» (местное муниципальное СМИ Нижневартовска), что они живут за счёт рекламы. Не хватало только музыкальной отбивки из «Ералаша».

В таких условиях любые темы, не согласованные с главным спонсором, несут потенциальную опасность. И политика среди первых в стоп-листе. При этом не факт, что какая-то «стрёмная» тема гарантированно вызовет недовольство властей. Но по умолчанию включается внутренняя цензура, которая шепчет: «да ну его, от греха подальше». Это в свою очередь приводит к профессиональной деградации – еще вчерашние журналисты вместо того, чтобы пытаться постоянно расширять «грани дозволенного», играть и выигрывать по правилам системы, сдаются.

Но бывает и прямая реакция, причём жёсткая. Например, пару лет назад, работая на телеканале «ТНТ-Нижневартовск», мы с корреспондентом сняли репортаж о митинге навальновцев. Сделали это по согласованию с главным редактором. Мы единственные из городских журналистов были на площади и на следующий день в понедельник сделали сюжет. Простой, из разряда «что вижу, то пою», без анализа кто прав кто виноват. Все остальные телеканалы готовили свои сюжеты про это под присланную сверху текстовку.

Так вот, за полчаса до эфира наш сюжет убирают из программы, а с каких-то заоблачных высот прилетает распоряжение нас уволить. И хозяин конторы нас почти уволил. И все с кем мы обсуждали тогда эту ситуацию, говорили примерно следующее: ну вы же понимаете, чего вы хотели? Да ничего специального мы не хотели, просто выполнили свою работу. И с хозяином конторы понятно: без контракта, который мы якобы поставили под угрозу, лавочку придётся прикрыть. Что, собственно, и произошло, когда контракт закончился.

Спустя год нас всё-таки уволили, уже с другого телеканала. По ещё более ничтожному поводу: дали интервью «Дождю». Решение принималось на местном уровне, без понимания возможных последствий, как для репутации города, так и региона. Спустя время стало очевидно, что была совершена большая ошибка. Ситуацию пытались отыграть обратно, но факт случившегося не сотрёшь.

О чем Никитинский теперь будет рапортовать президенту Путину - загадка

Вот и всё. Потому и нет у нас ни политики, ни острых расследований, ни трезво мыслящих СМИ. Все эти темы ушли в неподконтрольный интернет, где принимают порой какие-то дикие и неуправляемые формы. И для рядового неискушённого потребителя политическое мировоззрение формируется брызжущим слюной Соловьёвым и интернет-заметками, в которых он – ведомый идиот.

И тут к месту рассказ Леонида Никитинского на круглом столе про то, как он общался с Владимиром Путиным насчёт ситуации, когда власть оплачивает критически настроенные к власти СМИ. По словам журналиста Путин ему ответил: «Это что ж получается, вы нас будете критиковать, а мы вам будем ещё за это платить?».

Вопрос: что делать?

Не знаю. Каждый журналист лично для себя пусть решает, насколько в его жизни допустима парадигма «ну ты же понимаешь».

Как я для себя отвечаю? На политике свет клином не сошёлся. Лично мне политические расклады до фонаря. В качестве материала для работы это крайне скучный и тоскливый материал. Пишу про то, как развивается город и человеческие истории про людей. И мне это искренне нравится. Честно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

восстановление пароля

Вы получите письмо с инструкцией для восстановления пароля

Назад