Из машиниста в учителя английского: история вахтовика из «Газпрома», застрявшего в Таиланде

Северянин потерял работу в России, но теперь зарабатывает даже больше

Источник: NEFT

Олег Потапов десять лет работал по вахтам машинистом технологических компрессоров в «Газпроме». Из-за коронавируса Олег застрял в Таиланде, а страна и компания отвернулись от него. Но знание английского помогло ему найти работу, а потом и открыть свою онлайн-школу. Бывший вахтовик рассказал NEFT свою историю. 

Как я работал на Ямале и объехал 107 стран 

Я вырос в Белоярском районе Ханты-Мансийского автономного округа. Отец работал в нефтегазе, и я пошел по его стопам. Начал работать в нефтяной отрасли с 2010 года. После армии закончил Семилукский техникум в Воронежской области — там учатся на машинистов, электриков и КИПовцев. Я отучился на машиниста и по распределению попал в Надым на практику. Там и остался. 

Десять лет я отработал машинистом технологических компрессоров в «Газпроме». В вахтовой работе мне нравился график: месяц работаешь, месяц отдыхаешь, и есть еще отпуск — два месяца. Получается, пять месяцев в году я работал, а семь — отдыхал.

В принципе, меня все устраивало — если бы не застрял в Таиланде, так бы и работал, я думаю.

Отношения с коллегами у меня тоже были хорошие. Мы до сих пор созваниваемся, ребята интересуются моей жизнью. Говорят, что рады, что у меня так все сложилось.

Но серьезным минусом было отсутствие карьерного роста. Начальство говорило: «Ты по вахте работаешь, какое тебе повышение. Чтобы повышение было, надо тут жить, на севере». Для меня этот их тезис до сих пор остается загадкой. Хотя у меня два высших нефтегазовых образования, но повышение я толком получить не мог — нужны были связи. 

У нас в Надыме многие люди имеют высшее образование, но не могут получить повышение, потому что ставок нет. Люди сидят на своих должностях по пять лет и больше. Вся несправедливость заключалась в том, что как ты ни старайся, какие конкурсы ни выигрывай, толку никакого. И не только я один такой, нас много. 

Зарплата у нас была всегда разная и зависела от отработанных часов. В среднем за вахту я зарабатывал порядка 125 тыс. рублей. Это работа совсем без выходных по 12 часов в день, но иногда смены бывают и по 18 часов. Работаешь сначала неделю в ночь, потом неделю в день. Таким образом ты вырабатываешь столько, сколько обычный человек за два месяца вырабатывает. 

Денег хватало не на все желания, но жилось вполне себе хорошо — я ни копейки не скопил, все тратил на путешествия. Десять лет я жил в таком ритме: месяц отработал, долетел до Москвы за счет компании — и прямо там пересаживался на любой самолет в любую точку мира За границей жил месяц, а то и три месяца. За это время объехал 107 стран.

Олег Потапов в поездке на Аляску, США / Фото из инстаграм-аккаунта Олега

Прямо в путешествиях я изучал английский. Путешествовал я экономно, так как деньги тратить умею с умом.

Важно  понимать, что 100 тыс. рублей на месяц мне бы никак не хватило на жизнь в Америке или Японии, например. Поэтому пользовался  различными сайтами для путешествий по программам Work& Travel и подобным им. 

В той же Америке я три месяца жил в семьях и обучал их русской культуре. А они меня учили языку и рассказывали о традициях. Я ходил с американскими детьми в школу, в университеты, даже ездил на работу к обычным американцам. Я общался с японцами и учился готовить настоящие суши, был в Афганистане, где меня пытались похитить. В Сомали ездил, в Южную Африку. В общем это были не туристические путешествия, а такие походы для изучения культуры и языка. 

Благодаря путешествиям я изучил язык настолько глубоко, что знаю даже технический английский. Поэтому никаких курсов я никогда не брал. Я же живу за границей, каждый день общаюсь на английском. У меня девушка — учительница английского тоже, гражданка Таиланда. Мы с ней на английском говорим 24 часа — про любовь, про погоду, про жизнь, про политику. Про все, в общем. Я говорю на реальном английском, со сленгом. Не так, как учат в школе. 

Как меня бросили в Таиланде

В своих путешествиях я занимался волонтерством — учил детей английскому в разных странах, в России помогал детям с инвалидностью. Мьянма должна была стать 108-й страной в моем списке, туда я летел давать уроки языка местным детям и заодно изучать их культуру. У меня даже обратный билет был в Надым на 10 апреля 2020 года.

Этот снимок Олег выложил 21 марта 2020 года с подписью «Как за неделю изменилось все вокруг… Тайцы лишаются работы, но русские туристы прилетают… Но не факт, что улетят» / Фото из инстаграм-аккаунта Олега


Когда я был транзитом в Таиланде, из-за коронавируса начали закрывать аэропорты, а мне аннулировали визу в Мьянму. Я попал в ловушку и отправлял запросы в Россию с просьбой о помощи. У меня и скрины все эти остались. А я еще в аварию попал тут, по ноге пошло заражение. В тайской больнице сделали операцию и даже выписали транспортный лист, чтобы меня в Россию вывезли. Но это оказалось не так уж просто.

От правительства ответ не приходил. Я пытался попасть на вывозной рейс, но меня не взяли. Денежной поддержки, о которой везде говорили тогда по телевидению, тоже от государства не было.

У меня были сбережения, но они тоже заканчивались. В итоге мне помогали местные,  я даже в очередях за бесплатной едой стоял, проблемы с жильем были. Держался, как мог, экономил. Из-за того, что я застрял, начались проблемы с работой. Мне пришлось написать заявление об увольнении по собственному желанию 

В своем инстаграме я ко всем постам ставил хэштеги #застрявшийвтаиланде и все такое. Меня заметили федеральные СМИ типа НТВ или РЕН ТВ, стали звонить и просить дать интервью. Они обещали, что их сюжет как-то мне поможет — мою заявку на вывоз быстрее рассмотрят, например.

Но журналисты центральных каналов все переворачивали с ног на голову. Они рассказывали: «Вот какие-то дураки, полетели, хоть и знали о коронавирусе. Сами виноваты». А я прилетел туда еще до пандемии, я не виноват ни в чем. Мне в личку стали прилетать сообщения в духе «Чтоб ты умер там. Ты живешь за наши деньги». Потому что по телевизору показывали, что правительство нам выделяет очень большие средства и мы за счет страны в масле под пальмой катаемся.

Помог все тот же инстаграм. На мои хэштеги отреагировала девушка, которая попала в такую же ситуацию — она отдыхала вместе с четырехлетним сыном и купила билет на вывозной рейс, но ее не пустили на борт, так как она не москвичка. Она жила в аэропорту три дня и просила посольство помочь, но там только разводили руками. 

В итоге ей помогли тайцы и русские, которые живут в Таиланде. Нашлась женщина, которая подбирает работу для таких, как мы. Она устроила сначала эту девушку учителем в частную школу, а потом помогла и мне — меня взяли учителем английского языка в государственную школу Таиланда. 

Там мне платили 80 тыс. рублей на наши деньги. Проработал там полгода, всем понравился, и меня перевели в старшую школу на еще большую зарплату. Сам того не зная, я попал на престижную должность и решил свои проблемы с деньгами. И 80 тыс. рублей — это еще самая низкая зарплата. Мой коллега-таец, который уже долго работает, получал в районе 150 тыс. рублей. У той же полиции тут зарплаты ниже.

Фото из инстаграм-аккаунта Олега

На жилье и еду денег хватало, еще и оставалось. Даже больше скажу. Я сейчас живу в городе Суратхани в 15 минутах от моря. Я снимаю двухэтажный дом площадью 155 кв. м: пять комнат, два этажа, крытая парковка. Плачу за него 11,5 тыс. рублей в месяц. Так что сейчас я вообще не жалуюсь. 

Оказалось, в Таиланде три категории людей, которым очень-очень низко кланяются — это король, Будда и любой учитель.

На уроках я рассказывал детям о культуре разных стран, показывал фотографии из путешествий. Мой опыт, накопленный в разъездах, оказался очень полезен для этой профессии. 

А ответ от российского  правительства мне пришел только через четыре месяца. В этот момент я уже учителем работал в школе, потому что надежду на помощь уже потерял, ничего не ждал. Мне написали, что никакая помощь мне не положена. 

Как я открыл свою школу за 7 тыс. рублей

Когда ударила вторая волна эпидемии, школы позакрывали и я вновь остался без работы. Для начала решил заняться репетиторством — в инстаграме написал, что набираю учеников онлайн, начали заниматься. Одно индивидуальное занятие стоит у меня 800 рублей за час. Такие уроки у меня больше для детей, им все же внимание нужно. Занимаемся мы по Zoom. Все это интерактивно, на фоне природы, под пальмой и возле моря — такой вот эксклюзивный формат. Многие ученики и их родители отзываются, что такая атмосфера благоприятно влияет.

Экран с включенным уроком Олега / Фото из личного аккаунта в «ВКонтакте»

Позже пришла идея сделать онлайн-школу. Мы с моей девушкой Ладдой придумали и нарисовали логотип, разработали программу и я снова кинул клич в инстаграме, мол, собираю группу для онлайн-курса на 10–15 человек.

Программа у нас такая. Я снимаю видео в разных участках страны, выезжаю на машине в горы, храмы, в пещеры, на пляжи — куда угодно. Ставлю там обычную белую доску, рассказываю там правила английского, все объясняю. Заливаю это все в интернет и присылаю приватную ссылку для моих учеников. Такие обучающие видео вместе с домашним заданием ученики получают два раза в неделю.

В воскресенье мы созваниваемся все вместе, где сначала я объясняю какое-то правило, потом студенты задают вопросы, а после за компьютер садится Ладда — с ней они практикуют английский, говорят только на нем. Плюс у нас есть общий чат, где я отвечаю на вопросы.

Стоит этот курс 5 тыс. рублей в месяц и рассчитан на полгода занятий. Это недорого, как я считаю.

Клиенты приходят сами через инстаграм и проблем с набором нет совсем — через пять дней после объявления группа уже собирается. Это абсолютно разные люди: рабочие из нефтянки, газпромовцы, адвокаты, жители ХМАО и ЯНАО, даже учителя английского у меня занимаются. И я их понимаю, ничего зазорного в этом нет — настоящий английский ведь совсем не тот, которому нас учат в школе. Есть и те, кто старше меня, им по 40-50 лет.

Расходы на запуск онлайн-школы минимальные. Я купил классный штатив за 3,5 тыс. рублей на наши деньги, заказал микрофон из Китая за 2,5 тыс. рублей. Потом приобрел  переносную доску за 700 рублей и очень много маркеров, где-то за 500 рублей. Это все мои траты. Снимаю я в 4К-разрешении на свой iPhone 11 Pro Max, который покупал еще до пандемии на Аляске за 80 тыс. рублей. 

Сейчас я планирую зарегистрировать фирму. Так как Ладда гражданка Таиланда, мы открываем дело на ее имя, а я буду соучредителем. Пока моя фирма довольно небольшая, налоги будут минимальные, ведь тут прогрессивная система налогообложения — чем больше зарабатываешь, тем больше платишь. Поэтому регистрация мне только в плюс: будет какая-то юридическая защита. 

Сейчас мой доход выше, чем в «Газпроме» — порядка 150 тыс. рублей в месяц. Но если бы не коронавирус, вряд ли я бы решился на все это.

Я планировал дальше работать машинистом, путешествовать, хотел объехать все страны мира. Меня все устраивало, кроме проблем с повышением.

Теперь я ни за какие деньги не готов вернуться в нефтянку. Раньше я работал руками, убивал здоровье на севере.А сейчас я работаю головой, учу людей английскому. Человек получает знания, я — деньги. И приятно, что я занимаюсь чем-то добрым и полезным, что родители ребенка благодарят меня за занятия.

Фото из личного инстаграм-аккаунта

Я ведь думал о том, чтобы податься в нефтяную отрасль в Америке или Саудовской Аравии. У меня десять лет стажа, победы в конкурсах, грамоты, высшее образование — путь в зарубежные компании открыт. 

Но в итоге в один день я решил, что если  ушел из газовой сферы, если мое призвание — просто учить детей, помогать им, то лучше так. Не хочу я возвращаться в отрасль, хотя на той же Аляске люди получают 600 тыс. рублей в месяц. Лучше я свой бизнес сделаю.

Чтобы учиться английскому у Олега, можно написать в его инстаграм. А чтобы рассказать нам свою историю расставания с нефтегазовой отраслью или вахтой, пишите в инстаграм neft.media или на почты нашим журналистам shatalova@neft.media и kuznetsov@neft.media.

Анатолий Кузнецов