Как тюменка ушла из нефтяной компании в SMM, а в итоге открыла свою кофейню

Анастасия Зыкова рассказала NEFT, как навсегда покинуть офис

Источник: NEFT

Анастасия Зыкова проработала в нефтяной компании два года, где была специалистом отдела закупок. В 2019-м она решила кардинально поменять свою жизнь и занялась сначала SMM, а потом открыла собственную кофейню с правильным питанием Don Bizon. 

В семье меня практически не было

Я родилась и выросла в Красноярске. Училась в Санкт-Петербургском институте внешнеэкономических связей, экономики и права на юриста. После третьего курса ушла на заочку и устроилась работать в прокуратуру Красноярска. Потом работала в банках, страховых компаниях, а после этого пришла в крупную нефтяную компанию. Ее название я не хочу говорить, так как там до сих пор работает мой муж.

В 2013-м из-за работы я с мужем и ребенком переехала в Тюмень — сюда перенесли главный офис компании, где работал муж. Тогда я была в декрет с малеьнким ребенком, а потом следом родила второго. В 2016-м мне предложили место специалиста в отделе закупок компании, где работал муж — мы размещали информацию на электронных площадках, проводили торги и привлекали подрядчиков для работ на нужды компании.

Мой рабочий день длился с 8:00 до 17:00 — стандартный день в офисе. Но случались и переработки. Надо понимать, что юрист — это профессия с ненормированным рабочим графиком. В динамике меняется законодательство, приходится подстраиваться под торговые площадки и их время работы — как правило, московское. Иногда приходилось оставаться дольше, так как на электронных площадках происходили сбои.

Фото: Pixabay

Платили мне хорошо. Точную сумму не скажу, но зарплата с 2016 по 2018 год была высокой — в среднем по отделу на нашей должности люди получали 60 тыс. рублей. В таких же отделах других нефтяных компаний зарплаты были ниже, чем у нас. Зато в семье меня практически не было. Особенно когда в компании начались перемены. 

Изначально в нашем отделе было 13 человек, но в компании начались сокращения и кадровые перестановки, а после и вообще слияние с другой фирмой.

Людей становилось все меньше, и на меня ложилось все больше работы — пертурбации в компании вели к тому, что было непонятным, какой объем работы останется на отделе по итогу. В какой-то момент я поняла, что так я точно домашних не увижу.

Мы с мужем приняли совместное решение, что эта отрасль для молодой матери не подходит — на тот момент у меня было двое детей. Поэтому в 2019 году я ушла, проработав там два года.

Подруги уговаривали меня уходить в SMM

В середине 2019-го я уже не работала в нефтяной отрасли. На тот момент я видела, как развиваются мои друзья и знакомые, как развивают свой бизнес, выходят на доход, зависящий только от них самих. 

Первые шаги в SMM я начала делать еще за год до увольнения — вела инстаграм-страницы у своих подруг, у которых были магазин цветов и салон красоты. Я привлекала туда потенциальных покупателей, и девочек устраивали те продажи, которые я им приносила. Подруги уговаривали меня уходить в SMM, говорили, что у меня это хорошо получается. Наверное, если бы не постоянные разговоры, я бы об этом и не задумалась даже. В голове было какое-то противоречие — вся эта красивая жизнь и заработки в интернете казались бредом или разводом. Я считала, что люди зарабатывают, сидя в офисе.

Фото: Pixabay

Я сходила на несколько собеседований на должность юриста, но в Тюмени у них очень низкие зарплаты. Мне предлагали 25 тыс. рублей в месяц. Это при том, что в 2011-м я, будучи юристом еще в Красноярске, ушла с зарплаты около 50 тыс. рублей, а в 2016 после декрета работала в нефтяной компании за еще большие деньги.

В итоге я решила развиваться в SMM. Поначалу читала литературу и просматривала блоги, а когда уже уволилась, то взяла платные курсы, которые обошлись мне в 32 тыс. рублей.

Оказывается, не вся информация есть в сети бесплатно. Много полезного я узнала только на платных курсах.

Мой муж — такой мужчина-мужчина, он не способен на очень уж эмоциональные высказывания. Поэтому каких-то слов поддержки не было — просто спокойно к моему решению отнесся. Он больше проявил себя в действиях — на Новый год мне подарил ноутбук для работы, помог оплатить курсы. 

Я все еще задавалась вопросом — какой клиент понесет мне деньги? В этом, хоть и не напрямую, помог опыт в нефтяной компании. Постоянное общение с подрядчиками по закупкам, с нашими сотрудниками из других отраслей давало мне больше уверенности — я научилась находить общий язык с любым человеком. Так я потихоньку нарабатывала базу своих постоянных клиентов, которые со мной и по сей день.

В деньгах после ухода в SMM я не потеряла — доход был соразмерен работе в офисе. Часть денег, которые я получала, теперь могла постоянно вкладывать. Сначала я инвестировала в новые знания или нужные программы, а сейчас деньги уходят на мою кофейню, которая пока прибыль не приносит. При этом работать я стала намного меньше, даже в самые сложные дни.

Нужно не только родить, но и реализоваться в чем-то

За последние восемь лет из моих знакомых открыли кофейню три человека, я за всем этим наблюдала. Поэтому иногда по дороге в офис мы с мужем обсуждали, мол, будь у нас лишние 300 тыс. рублей, могли бы открыть свою точку, где делают кофе с собой. 

Тогда это были просто мысли, а вот конкретная идея пришла ко мне два года назад. Мы большой командой встречались для съемки контента в одной из кофеен под названием Owl Coffee.

Тогда я подумала, что было бы удобно иметь свое место, куда можно в любое время прийти и обсудить все важные моменты съемок, например. Мысль эта плотно засела в мою голову, и в октябре 2019-го я открыла свое заведение. 

Деньги для стартового капитала мы взяли из семейного бюджета. Специально для этого не копили, но сбережения были. По моим расчетам, для открытия сумма должна быть не меньше 800 тыс. рублей. На эти деньги можно приобрести качественное оборудование, отрисовать дизайны, логотип и оформление павильона.

Кофейня Анастасии Зыковой / Фото: Личный Instagram-аккаунт

Для своей кофейни выбрала концепцию с уклоном в правильное питание и веганские продукты. Так как у меня маленькие дети, да и меня окружают тоже семьи с детьми, я часто слышала о малышах с непереносимостью молока, муки, еще какими-то аллергиями. Так появилась идея делать натуральные десерты без химии, безопасные для людей. 

Сейчас у меня есть как стандартные кофе и десерты, так и ПП-ассортимент. Например, напитки на альтернативном соевом молоке и сливках. Десерты без химии мы сначала покупали у местной ПП-кондитерской «Мукинет». Но потом стали замечать, что они подсовывают нам выпечку не первой свежести — видимо, то, что сами не продали.

Пока кофейня в минусах, хотя в планах было выйти на стабильную прибыль уже к лету этого года. Тут, как я думаю, сыграла свою роль пандемия — продажи в 2020-м очень сильно упали. К тому же, мы открылись на «Алебашевском базаре» — месте, которое сейчас не сильно востребовано из-за вечной стройки. Но в ближайшей перспективе там будет очень много людей, так как район Зареки очень быстро растет, и там много молодых семей. Я думаю, в скором времени мы выйдем на прибыль.


В свою кофейню приходится вкладывать от 150 до 300 тыс. рублей в месяц. В эти деньги входит минимальная закупка сырья, аренда, налоги, зарплатный фонд и другие мелкие расходы. Какую-то часть покрывает доход, а остальное — деньги, заработанные в SMM и наш семейный бюджет.  Пока в кофейне я работаю сама. Сейчас ситуация потихоньку улучшается, динамика продаж становится позитивной. Но пока рано говорить, что это прям полноценный бизнес, приносящий доход.

Хоть это и сложно, но лучше работать только на себя, я считаю. В семье ты вечно зависишь от детей, от семьи, от мужа, а на работе — от начальника. Поэтому, я считаю, офисная работа приносит мало удовольствия. Женщина должна не только родить и воспитать детей, быть хорошей женой, но и реализоваться в чем-то еще.

Вы тоже давно работаете в нефтянке? Или бросили ее ради своего дела? Делитесь в нашем инстаграме или пишите на почту нашим журналистам: shatalova@neft.media или kuznetsov@neft.media.

Анатолий Кузнецов