Чем опасна налоговая реформа для нефтяников, которой обеспокоен глава «Сургутнефтегаза» Богданов

Нефтяники рискуют потерять огромные деньги, а жители «матрешки» — рабочие места

Источник: NEFT

С начала 2021 года в России действуют новые налоговые правила для нефтяников, куда более строгие, чем раньше. Изменения в законах настолько значительные, что, по информации URA.RU, генеральный директор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов вынужден лоббировать в Кремле послабления для отрасли. NEFT разобрала, что это за реформа, почему ею так недовольны нефтяники и как она повлияет на регионы тюменской «матрешки».

В чем суть реформы

С 1 января в России вступили в силу изменения в Налоговый кодекс, которые повлияют на прибыль нефтяных компаний. Они отменили льготы по трем налогам: на добычу полезных ископаемых (НДПИ), на разработку выработанных месторождений, а также на экспортную пошлину для вязкой и сверхвязкой нефти.

Кроме того, налог на дополнительный доход (НДД), который запустили в 2019-м параллельно с НДПИ как его замену, тоже стал строже. С 2021 года в нем вводится повышающий коэффициент, который станет дополнительной нагрузкой для нефтяных компаний. За счет этого Минфин планирует получить от отрасли 200 млрд рублей за три года.

Суммарно от отмены льгот российский бюджет получит 308,1 млрд рублей до 2023 года, пишет ТАСС. Однако, по подсчетам Vygon Consulting, отрасль потеряет гораздо больше — до 650 млрд рублей. Государство предложило пострадавшим компаниям взамен новую льготу — налоговый вычет из НДПИ. На данный момент его уже получили «Газпром нефть»  и «Роснефть». Но вычет не покрывает тех потерь, что понесут компании.

Игорь Зарембо, РИА «Новости»

Кто недоволен

Против реформы, о которой Минфин объявил в июле 2020 года, высказались как нефтяники, так и крупные политики. Все началось с августовского коллективного письма президенту России Владимиру Путину, инициатором которого был глава «Роснефти» Игорь Сечин. В нем руководители «Роснефти», ЛУКОЙЛа, «Газпром нефти», «Татнефти» и «Зарубежнефти» попросили главу государства обратить внимание, что повышение НДПИ и НДД за 10 лет приведет к падению добычи нефти на 600 млн тонн, потере 4,5 трлн рублей бюджета и сокращению 35 тыс. рабочих мест.

Путин в ответ пообещал разобраться с инициативой Минфина и дал поручение вице-премьеру Юрию Борисову «рассмотреть [письмо] и представить предложения». После этого «Газпром нефть»  и «Роснефть» и получили обещания о вычетах из НДПИ.

Владимир Путин и Игорь Сечин на официальной встрече / РИА «Новости», Алексей Никольский

Однако законопроект оставался неизменным, и тогда против него высказался губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Артюхов. На Тюменском нефтегазовом форуме в конце сентября глава региона назвал отмену нефтяных льгот «огромным ударом по отрасли» и предупредил о потере рабочих мест в регионе.

«Уже вижу, как в следующем году на Ямале будет сокращение коллективов. Сиюминутные бухгалтерские решения наносят серьезный удар по экономике», — заявил тогда губернатор.

Его опасения подтвердил в октябре замглавы Министерства финансов России Леонид Горнин, заявив, что из-за повышения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) могут пострадать ЯНАО, Татарстан, Коми и Иркутская область. Ямал, в частности, может не досчитаться 47 млрд рублей в своей казне.

Последним на данный момент публичным человеком, который выступил против реформы, стал гендиректор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов, который в этом году попал в топ-10 обедневших миллиардеров России. Источник URA.RU заявляет, что он будет лоббировать интересы нефтяников в Москве, потому что реформа грозит сделать нефтедобычу в Югре нерентабельной.

Глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов (слева) / РИА «Новости», Евгений Биятов

NEFT обратилась за официальным комментарием в пресс-службу «Сургутнефтегаза», однако получить его не удалось — там действия главы компании отказались комментировать. 

Что будет с тюменской «матрешкой»

Опрошенные NEFT экономисты считают, что ситуация в богатых нефтью регионах действительно может сложиться неблагоприятно. «Нефть и газ — системообразующие отрасли для этих регионов, для них это будет очень чувствительно. Там очень много людей, которые заняты в этих отраслях», — уверена экономист, профессор Российского государственного университета нефти и газа им. И. М. Губкина Елена Телегина.

Нефтяники и так сейчас находятся в сложном положении из-за пандемии и падения мировых цен на нефть, подчеркивает Телегина. Однако добывающие компании не пойдут на закрытие скважин и массовое увольнение персонала. Возможно, переведут сотрудников на неполную занятость, чтобы при первой возможности нарастить объемы производства.

Игорь Зарембо, РИА «Новости»

Экономист Константин Селянин называет идею Минфина увеличить налоги для добывающих компаний «не слишком продуманной» и «вызывающей экономическую и социальную напряженность». Растущие затраты нефтяников станут проблемой губернаторов. 

Главам тюменской «матрешки» придется договариваться с основными налогоплательщиками и работодателями регионов о сохранении рабочих мест на предприятиях. «Будет сложный диалог между нефтяниками и губернаторами, будут обсуждать, как сохранить рабочие места, как сохранить скважины, как компенсировать нефтяникам их потери», — заявил экономист.

Будьте в курсе всех важных новостей, подписавшись на нас в Google news, Яндекс.Новости, ВКонтакте и в Facebook. Свежие инсайды и ключевые политические события ищите в нашем telegram-канале NEFT.

Анатолий Кузнецов