Как экономист отказался от дохода в 200 тысяч в нефтянке и открыл свой бар

История бизнесмена из Томска Тимура Мухтарова

Источник: NEFT

Томич Тимур Мухтаров до 2016 года работал экономистом в нескольких нефтяных компаниях. Сейчас он владелец популярного местного бара MeetUp. О том, как опыт в нефтегазе помогает ему в бизнесе и о причинах увольнения из компании с зарплатой в 200 тысяч рублей он рассказал NEFT. 

Семь лет в нефтяной отрасли

Это был кризисный 2008 год. После окончания Томского государственного политеха по специальностям «Прикладная информатика  в экономике» и «управление финансами на предприятии» я искал работу. В рамках специальности мы изучали инжиниринг бизнес-процессов, системный анализ. Были прям заточенными прикладными специалистами для определенных задач. Хорошее место в Томске я найти не мог — работал кое-где, но это было ужасно, даже рассказывать не хочу. 

А моему близкому другу, с которым мы до сих пор дружим, удалось устроиться в «ТНК-BP». Это была работа на Самотлоре в Нижневартовске. Там тогда внедряли ERP-системы, это был большой и успешный проект с колоссальными затратами. 

Среди местных специалистов были только отдельно экономисты и программисты, а вот узких профессионалов по прикладной информатике не хватало. Поэтому мой друг очень скоро показал себя хорошо на работе, а я спросил у него, нужны ли им еще сотрудники. Тот рассказал обо мне начальству и мне сразу же перезвонил будущий руководитель. Первый вопрос у него был: «Когда ты сможешь приехать?». Так в 2009 году я попал в нефтяную отрасль.

Фото: «Роснефть»

Среди местных специалистов были только отдельно экономисты и программисты, а вот узких профессионалов по прикладной информатике не хватало. Поэтому мой друг очень скоро показал себя хорошо на работе, а я спросил у него, нужны ли им еще сотрудники. Тот рассказал обо мне начальству и мне сразу же перезвонил будущий руководитель. Первый вопрос у него был: «Когда ты сможешь приехать?». Так в 2009 году я попал в нефтяную отрасль. 

В «ТНК-BP» я работал по своей специальности — системным аналитиком. Там я впервые поломал голову над сложными рабочими задачами, помню, но для первой работы это был колоссальный опыт и очень успешный старт. 

Поработав какое-то время в ХМАО, я вернулся в Томск, где тоже устроился в нефтяную отрасль. После меня занесло в Москву, где я трудился экономистом в головном офисе крупной буровой компании. Из Москвы снова уехал в Томск, где работал сначала в «Стройтрансгазе» начальником экономического отдела, а потом — в «Независимой нефтегазовой компании» руководителем управления, занимался оценкой эффективности работы. 

Во всех компаниях, где я работал, на всех этапах мне практически всегда нравилось все. Ни с кем из руководителей и коллег у меня не было конфликтов, только рабочие моменты какие-то. И увольнялся я всегда сам через года полтора, потому что хотелось какого-то роста, не мог долго находиться на одном месте.

Фото: АО «Новомет-Пермь»

Свои KPI я выполнял более чем хорошо. Мне даже доверяли делать серьезные вещи на уровне холдинга. Например, я в ННК работал в томской единице, но разрабатывал методологию на всю компанию  Я, как человек прямого  подчинения генеральному директору, приезжал раз в полгода к руководителю компании и получал лестные оценки своей работы из его уст. 

В 2016 ушел наш генеральный директор, и я вместе с командой тоже решил уволиться. В томской нефтяной отрасли мне уже стало тесно, а в очередной раз переезжать не захотел. Тогда-то я и решился делать свой бизнес. 

На момент ухода я зарабатывал больше 200 тыс. рублей в месяц. Зачастую с премией зарплата переваливала за эти деньги. На эти средства мы успели обустроить свою жизнь, так как жена у меня тоже зарабатывала очень хорошо, трудилась в строительной компании.

4 млн рублей в мясную лавку

Мысли о своем бизнесе меня посещали еще с института. Но был и страх, и чувство, что отсутствуют нужные компетенции. Надо было набраться опыта, поработать в крупной компании. И нефтяная отрасль тогда была как раз самой динамично развивающейся. 

Фото: Pixabay

В командировках я много посещал разных ресторанов — нефтяники, знаете, гулять и выпивать умеют, хорошо в виски разбираются, например. Эта насмотренность и привела меня к общепиту. К тому же, я всегда любил готовить. Плюс, незадолго до увольнения у меня нашли онкологию, которую я позже вылечил. Бизнес-идеи были у меня до этого, но в момент болезни я переосмыслил жизнь. Понял, что хочу больше времени проводить с семьей и заниматься своим делом. 

Поэтому параллельно с работой я начал прорабатывать идею по открытию мясной лавки. Идея была в том, чтобы сделать местные фермерские продукты доступными, соблюсти баланс между фермером, продавцом и потребителем. В итоге все должны были быть довольны: фермер рос в объемах, продавец понимал, что продает хороший продукт, а покупатель осознавал, что цена стабильна, понятна и справедлива. 

Я рассчитал, что теоретически это возможно, прикинул разные сценарии развития событий. Через знакомых в томской администрации мне удалось попасть на «Сельский сход» — это такое закрытое мероприятие для фермеров Томской области. Там я познакомился с фермерами, побывал на круглых столах, посмотрел состояние отрасли и проблемы фермеров. Сверив это со своей картинкой голове, я убедился, что правильно определил боли фермеров — нужно просто свести их с конечным потребителем. 

И вот, в 2016 году я уволился и открыл мясную лавку с производством полуфабрикатов. На старте мы вложили 2 млн рублей сразу и еще 2 млн рублей вложили в течение полутора лет. Это были собственные сбережения и деньги партнеров. Мной была придумана концепция, но были люди, которые помогали ее реализовывать.

Фото: Unsplash

Я сам изучал советские ГОСТы по мясопереработке и рецепты приготовления полуфабрикатов, так как всегда любил готовить и экспериментировал с мясом. Вообще, в лавку я внес много своего потребительского опыта. Думал, чего бы мне хотелось как потребителю: хороший фарш, полуфабрикаты без жил, проверенные рецепты.

Первую прибыль мы ждали пять месяцев, хотя по моим расчетам должны были выйти на нее через три месяца. Доход был небольшой, но уже не «в минус», чему мы были рады. Тогда-то я понял: скучаю по нефтяникам! Какие же они толковые и дельные люди. В своих расчетах я не учел, что всегда раньше работал с людьми дела, а представители общепита — личности более тонкие, и обязательства выполняют гораздо хуже. Все шло намного медленнее, чем я хотел. 

Да и в целом квалификация, уровень подготовки специалистов, подрядчиков в общепите хуже. Это я вам говорю как человек, который семь лет проработал в нефтянке и пять — в общепите.

Но мне помогал опыт работы в нефтяной отрасли. Как минимум причастность к масштабным проектам и работа в большой структуре расширяет определенным образом понимание бизнеса. Ты видишь, как можно все улучшить, соблюсти определенный порядок. В крупных холдингах всегда стремятся к автоматизации процессов. Мне этот опыт помогает заниматься своим бизнесом, есть некий ориентир.

Фото: Pixabay

В итоге мы все-таки организовали переработку, на выходе получилась очень технологичная лавка. У нас было свое копчение, несколько видов пельменей, манты, хинкали, другие полуфабрикаты. Мы первыми в Томске стал вакуумировать мясо сами, делали шашлыки и другие блюда на заказ, холодцы варили. У нас даже был сырный цех арендованный, готовили козий и коровий сыры. Лавка была очень популярна в городе и активно росла. 

Через полтора года, на пике популярности я продал свою долю в бизнесе, чтобы создать собственный бар, так как всегда хотел продвигать фермерскую продукцию именно через общепит. Объять необъятное невозможно, поэтому от доли в лавке я отказался и начал продумывать концепцию заведения. 

Собственный бар

С партнерами по лавке у меня возник конфликт интересов — им было интересно  производить полуфабрикаты, а мне — уйти в общепит, сделать бизнес, который помимо денег развивает тебя и твое семью. Ресторанное направление как раз такое — оно заставляет меня каждый день изучать колоссальное количество информации, развивать себя как управленца, как человека, понимающего в искусстве. Приходится прокачивать свои вкусовые рецепторы, посещать тематические фестивали, разбираться в оборудовании, соблюдении разных норм и так далее.

Это не значит,  что хочется каких-то лишних заморочек. Просто мне интересно это, я люблю покушать. Я ведь почему перестал быть нефтяником? Потому что мне по барабану, нефть или не нефть, я просто экономист хороший. И почему я должен заставлять себя идти на работу? Нефть я не люблю,  и мне без разницы, на чем мы будем ездить — на бензине, на водороде или на лошадях. А есть любят практически все. И теперь оно стало моей профессией. Заниматься своим любимым делом интересно.

Тимур Мухтаров (слева) на фестивале рестораторов с основателем винной компании «Сатера» Игорем Самсоновым/Фото: личный instagram-аккаунт

Концепцию бара я начал придумывать в 2017-м, пока шел процесс продажи моей доли. От идеи до запуска прошел год. Было решено, что мы не будем покупать франшизу, сделаем все сами. Время ушло на поиск места, разработку и реализацию дизайн-проекта, подбор персонала. 

Очень важно было погрузиться в сферу гостеприимства — это вообще отдельная история. Нужно учесть опыт гостя, как ему будет комфортно пройти, сесть, на какой высоте ему удобно сидеть. Учитывал даже то, какие ложки могут своровать, а какие — нет. И на сколько нужно увеличить стоимость бургера с учетом того, что недобросовестные гости могут что-то украсть. 

Мы открылись в 2018-м. Общий объем инвестиций составил порядка 14 млн рублей. Открыл я его уже самостоятельно, часть денег — мои, часть — инвесторов, моих же бывших коллег из нефтянки, которые задумываются о пенсии. В планах еще вложиться в веранду для заведения, хотя там много сложностей, нужна крупная сумма. 

Во время пандемии общепит находится в условиях выживания, но мы смотрим в будущее и надеемся на рост.  Конечно, коронавирус нас очень сильно подкосил. Прибыль у нас есть, но она минимальная. Это связано с тем, что нужно иметь подушку безопасности. Зато мы оптимизируются, пересматриваем свой бизнес — находим плюсы.


В городе мой бар MeetUp достаточно известен. По-моему, это такое уютное место со вкусным мясом и хорошим алкоголем. Вопрос о месячных расходах моего бара сложный, так как бизнес, который работает, покрывает расходы сам, какие бы они не были. Помнить эту сумму смысла большого нет (хотя я ее, конечно, знаю), она не говорящая. 

А вот инвестиционные затраты я назвать могу. Чтобы организовать работу точки общественного питания в Томске, нужно заплатить от 50 тыс. до 150 тыс. рублей за один квадратный метр точки. Все это зависит от концепции и масштабов заведения.  

Помещение бара мы арендуем на очень хороших условиях. Там замечательные собственники, которые годами живут арендным бизнесом и ведут дела достаточно прогнозируемо. Сейчас у меня есть планы по покупке собственной недвижимости, потому что бизнес приносит уже определенный оборот и есть предложения о выгодном кредитовании.

Фото: бар MeetUp в Instagram

Дела идут неплохо, поэтому в сентябре я планирую открыть свою франшизу и еще одно заведение прямо в центре города. Это будут два бара в одном месте — гастрономический и алкогольный, и там же служба доставки на 200 кв. м производственных мощностей. Подобные проекты стоят больше 25 млн рублей. Свои затраты даже не буду говорить, так как при текущем росте цен на оборудование и стройматериалы все это очень непонятно. 

Сейчас мой собственный доход ниже, чем зарплата в нефтянке. Больше денег ты отпускаешь на какие-то бизнес-цели. Но это сумма в рамках нормы, так скажем. Нет никаких непреодолимых проблем, чтобы мы с хлеба на воду перебивались. Зато улучшилось качество свободного времени. Допустим, сейчас, в 12:00 я могу давать вам интервью, а не считать бюджеты. Могу отвезти ребенка в сад, в школу, а поработать в другое время. Я сам выстраиваю себе удобный график, прогнозирую свой отдых.

Насчет будущего я не загадываю, не буду утверждать, что не вернусь в нефтянку. Но и мыслей, что-то с бизнесом может пойти не так, тоже нет. Знаете, иногда я даже скучаю по нефтяным компаниям, вспоминаю то время с теплотой. Особенно, встречая людей, с которыми работал. Работа в это сфере зачастую приветствует трудовые подвиги. А с теми людьми, которые  со мной эти подвиги совершали, всегда приятно встретиться. Как с однополчанами, что ли.

Вы тоже давно работаете в нефтянке? Или бросили ее ради своего дела? Делитесь в нашем инстаграме или пишите на почту нашим журналистам: shatalova@neft.media или kuznetsov@neft.media.

Анатолий Кузнецов