Как инженер из Уфы уехал работать и жить в США

Все об американской в нефтянке: доход, условия, менталитет и отношение к русским

Источник: NEFT

33-летний Ильдар из Башкирии закончил Уфимский нефтяной технический университет и устроился в компанию «Нова», работал на Ямале. Но перспектив там не было, и Ильдар прорвался в зарубежную компанию. Что из этого получилось и как он в итоге уехал жить в США, нефтяник рассказал NEFT.

Из ЯНАО в США через Австралию и Азербайджан

В нефтянке я работаю уже 11 лет. После университета, в «Нове», я работал инженером по прокладке трубопроводов. Это были Новый Уренгой и Муравленко в ЯНАО.

Скажу честно, там мне не нравилось. Длинные вахты по 2,5 месяца, на кусте ни условий для жизни, ни связи. Кругом только холод и коллеги-работяги. В коллективе зато я общий язык нашел со всеми, мне все ребята очень нравились. Но какого-то прогресса, карьерного роста тоже не предвиделось. Поэтому я прямо с вахты рассылал резюме в иностранные компании. 

В итоге одна очень крупная нефтесервисная компания меня все-таки заметила. В Ноябрьске я прошел собеседование, и меня взяли. После этого я полгода проработал в Усинске.

Фото: правительство ЯНАО

Все сервисные компании очень много внимания уделяют обучению сотрудников, поэтому меня с коллегами отправили учиться в Дубай. Там мы пять месяцев пробыли, а когда вернулись, выяснилось, что в Баку нужны инженеры на офшорные проекты. И я вызвался, так как тогда был еще один и был готов к путешествиям. Там остался работать на три года, так как хорошо себя зарекомендовал. 

За это время я серьезно вырос в плане опыта и общения с людьми. А потом меня перевели на год в Австралию как опытного офшорного инженера. Но проект достаточно быстро свернули, а меня отправили уже в Саудовскую Аравию. В этой стране я провел еще четыре года, за это время завел семью, у нас родился ребенок. В этот момент я уже подумал, что с работой в поле пора заканчивать.

Тогда руководство предложило мне перебраться в Штаты и стать офисником, так как я за прошедшие годы поработал на самом разном оборудовании на самых разных скважинах, общался с самыми разными клиентами. Поэтому мог, пожалуй, решить любой вопрос. В 2019 году я получил контракт и перед самой пандемией успел улететь. В феврале будет два года, как я живу и работаю в Америке. 

Как американцы привозят экспатов в страну

Для начала я перевел и нотариально заверил свой диплом, так всегда нужно делать. А далее всеми вопросами практически занималась компания.

Адвокаты пишут специальные письма и петиции, которые объясняют, почему именно я необходим в США, а не местный житель. Я, когда читал это письмо, еще думал: мол, надо бы мне зарплату повысить! Настолько они красиво описывали весь мой опыт, навыки, опасности, которые мне грозят на работе.

Фото: Pixabay

С этими документами нужно пойти в консульство. Там сотрудники спрашивали меня, чем я занимаюсь, изучали резюме. Получил от них нужную печать и улетел в США, перевез туда семью. Мы поселились в городе Лафайетт в Луизиане. Это в двух часах езды от Нового Орлеана.

«Никто не сидит над тобой, чтобы ты работал минута в минуту»

Моя должность здесь — Technical support manager. Если по-русски, то я помогаю решать технические сложности, которые возникают во время работ. Я отвечаю за Мексиканский залив, Канаду, Карибские острова, Аляску, также курирую еще несколько штатов. 

Самая главная обязанность моя вот какая. Если на скважине произошел какой-нибудь инцидент — допустим, проблема с приборами или еще какой простой — то я должен это расследовать и понять, как улучшить работу, чтобы такого больше не было.  После этого я делаю отчет для клиентов компании со всей проблемой и путями ее решения. 

Сейчас моя работа стала куда сложнее. Раньше, будучи инженером в поле, я отвечал за одну какую-то операцию. А сейчас несу ответственность за целый большой регион. Поэтому свободного времени стало куда меньше.

Фото: личный Instagram-аккаунт

На работе я нахожусь с семи утра до семи вечера. В начале дня у нас селектор, а по вторникам большое совещание с другими регионами и странами, где компания работает. После совещания сажусь за письма, которые пришли на почту за вечер и ночь, пока меня не было. Это 50-60 писем. Из них выбираю приоритетные и сначала обрабатываю их. 

В 12 у меня перерыв: полчаса на бег и физкультуру в зале, еще полчаса — на обед. Дальше я снова расследую все инциденты. Кстати, такие перерывы в США — это частая практика. Здесь никто не сидит над тобой, чтобы ты работал минута в минуту, если ты показываешь результат. Если у тебя все сделано, нет никаких долгов, тебе никто ничего не скажет. 

Например, по средам я вожу сына на футбол, поэтому уезжаю с работы всегда пораньше. И тут есть еще один нюанс в Луизиане. Тут практически все госучреждения больницы, банки — все работает до 17:00. Поэтому если нужно к стоматологу, например, то с работы придется уйти. Здесь к этому относятся с пониманием. 

Отношения с начальством: в США, в России, у арабов


С моим начальством у меня проблем никаких нет. Если возникла какая-то идея или вопрос, то я иду и разговариваю с ними напрямую. И они всегда обсудят это, скажут либо да, либо нет.

Pixabay

В арабских странах, например, было не совсем так. Там больше патриархально-иерархическая структура. Там надо было просто работать. Арабы очень чувствительны к изменениям, им бесполезно что-то предлагать. 

В России, помню, мой начальник был очень классным, всегда меня выслушивал. Но у нас другая проблема — все очень боятся ошибиться. Что-то работает — не трогай, ничего менять не надо. Я запомнил это так: всем нужно тихонечко работать, чтобы никто тебя не трогал, денежка идет, и нормально. В Америке же все заточено на эффективность. Если что-то работает неправильно, все захотят это поменять.

Еще одна особенность работы в США — здесь очень уважительное отношение к простым работягам. Ни мат, ни оскорбления не допускаются, это сразу же карается увольнением независимо от того,  на какой должности ты находишься. Везде полное взаимоуважение. 

Нефтянка в США ушла вперед

Я работаю в Мексиканском заливе, он считается одним из самых сложных и дорогих проектов с очень серьезными клиентами. Мы бурим глубоководные скважины протяженностью до 30 тыс. футов. Поэтому тут технологии ушли вперед.

Фото: Unsplash

Помню, я был на практике в «Лукойле», оборудование там было 1954 года. Даже деталей таких уже не было, когда что-то ломалось, замену вытачивали на местном производстве и ставили. И все, дальше установка работает. Это давно было — может быть, все уже в России тоже изменилось. 

А что касается офисной работы, она примерно такая же, только бюрократии меньше, бумажной волокиты. Если какой-то вопрос нужно решить, он решается достаточно быстро. У меня есть возможность позвонить директору департамента, связаться с ним по чату и сказать, что меня беспокоит. Этот вопрос будет поднят на совещании и все решится. Они решения принимают быстрее, чем в России. 

Американцы горят работой 

Американцы — энтузиасты, и очень трудолюбивые.  Они трепетно относятся к работе, как к чему-то своему, как маленькие бизнесмены в своем деле. Если подойти к любому работнику — от механика до уборщика — он будет гордиться тем, чем он занимается. 

Вот, допустим, у меня механик говорит: «Если я что-то делаю, это обязательно будет работать. Я себе не позволю такого, чтобы какое-нибудь оборудование, отремонтированное мной, не работало: Я останусь и буду делать, пока не буду убежден в этом».

Фото: Unsplash

И такое отношение здесь ко всему. Например, к чистоте рабочего места и приборов у рабочих. Для них инструменты — как собственность, которой они владеют. Менеджер базы относится к ней, как к своему дому. Если он видит, что что-то не так, он пойдет, сам что-то прибьет, наладит.

Как помню, у меня на Ямале доходило вплоть до того, что инструменты оставались валяться в снегу: «Да ладно, это же не мое. Пусть сгниет, сломается где-нибудь под снегом, постоит и работать уже не будет». 

Ни один миф не подтвердился

Я уже давно работаю с американцами, поэтому влиться в их культуру было несложно. Никогда не было никаких проблем в общении у нас. Да и того, что бы меня раздражало в них, нет. Не подтвердился вообще ни один негативный миф, который нам навязывают по госканалам про Америку. Там, на мой взгляд, сильно передергивают. 

Открою секрет: жителям США глубоко наплевать, что происходит в России. Когда я приехал, всем было пофигу, что я русский, никаких проблем из-за моей страны у меня не было. Максимум — это шутки в духе «Ты коммунист» и все. Но это они без злобы делали, не обидно.

Фото: Pixabay

Всем тут без разницы, откуда ты. Если ты делаешь свою работу хорошо, никто плохо к тебе не будет относиться. Здесь судят по твоим результатам, а остальное для них — ерунда. Всем людям ведь необходимо только несколько вещей: чтобы была хорошая стабильная работа, чтобы деньги шли, и чтобы мы кормили свои семьи и иногда смогли отдохнуть и потусить.

Зарплаты большие. Налоги тоже

Когда я первый раз приехал в США, в компании мне предложили пакет для переезда. Это либо деньги в районе 10 тыс. долларов, либо контейнер, чтобы я мог все свои вещи перевезти. По приезде мне на месяц арендовали автомобиль и отель. А еще выделили человека, который познакомил меня с городом, помог оформить документы и все такое. 

Я не хочу называть точную зарплату, скажу так: средняя по стране на моей должности — от 80 до 130 тыс. долларов. Конечно, это больше чем в России. Но надо учитывать такой момент, что тут еще есть налоги, страховки. Да и инфраструктура. Детские сады тут, например, тоже дороже, медицина дороже. Это надо учитывать. 

Не могу сказать, что сильно скучаю по России или другим местам, где работал до этого. В какую бы страну я ни ехал, мне нравилось там жить и общаться с новыми людьми. Скучаю я, пожалуй, по друзьям и близким, которые остались на родине. Но такого, чтобы я хотел вернуться в Уфу или Москву, нет.

Фото: Pixabay

Здесь у меня уже тоже сформировался свой круг общения. И вернуться не хотел бы, потому что у меня есть цель, к которой я иду. Эта цель —  быть СЕО в компании, в которой я работаю. И к ней я стремлюсь. 

Работа за рубежом научила не стесняться себя

Мы, русские — очень хорошие работники, у нас очень много опыта, мы обязательные. За границей нас всегда позиционируют как солдат, которые готовы любую сложную задачу выполнить. Мы оставаться будем на работе, разобьемся, но сделаем, что нужно.

Но мы себя не очень хорошо позиционируем, мне кажется. Менталитет у нас такой: часто недооцениваем свои качества и возможности. Мы любим мало говорить, но много делать. Мы скромные, не любим кичиться какими-то достижениями, не любим показывать свои умения.

А когда я пришел в компанию,  увидел, что тут работают люди, которые знают меньше меня, но умеют себя продать. Мы не умеем себя продавать. Нас как-то это не учили делать, не знаю. И вот этому важному качеству я научился здесь.

фото: личный Instagram-аккаунт

Еще одна важная истина, которую я понял после 10 лет работы за рубежом — все мы одинаковые. По большому счету, никакой разницы между мной, арабом и человеком из штатов абсолютно нет. Всем нужно зарабатывать, в выходные отдохнуть с семьей и сходить в бар. И никого не интересуют все эти геополитические темы, всем нужно одно и то же: спокойствие и мир. 

Как я считаю, нужно стараться быть открытым и не зажиматься. Не бояться говорить то, что думаешь по поводу тех или иных ситуаций. Мы привыкли, что  всегда лучше помолчать. Наоборот, надо вставать и говорить свое мнение, потому что оно тоже важно.

И последнее: я научился не стесняться своего акцента! Принял его таким, какой он есть. Раньше старался показать свой хороший английский, говорить без акцента. Но после понял, что уровень языка измеряется вовсе не в этом. И это очень сильно помогло мне в общении.

Будьте в курсе всех важных новостей, подписавшись на нас в Google news, Яндекс.Новости, ВКонтакте и в Facebook. Свежие инсайды и ключевые политические события ищите в нашем telegram-канале NEFT.

Анатолий Кузнецов

Корреспондент