«Вы самое слабое звено»: крик души женщины, работающей на вахте

Что чувствует женщина-инженер, работая в нефтегазовой отрасли

Источник: NEFT

NEFT поговорила с девушкой, которая после вуза устроилась работать в нефтяную компанию. Она сравнила, как на производстве относятся к ней и другим сотрудникам, и предположила, почему так происходит. По просьбе героини мы не публикуем ее имя. Если вам тоже есть, что прокричать, пишите на почту shatalova@neft.media.

Я работаю первый год после магистратуры. Моя специальность — инженер-технолог, но на эту должность меня не взяли. Предложили поработать сначала простым оператором технологических установок. В нашей компании так принято: им проще взять в ИТР человека извне, но с 10-летним опытом, чем своего, но вчерашнего выпускника.

Девочек они вообще не воспринимают. Если пообщаться с людьми, которые давно работают, они говорят, что за условных 30 лет видели одну женщину-технолога, одну женщину-супервайзера. Большинство считает, что максимум, который можно доверить женщине в нефтянке, — сидеть и перекладывать бумажки. Вроде так исторически сложилось, и никто не стремится это менять.

Фото: пресс-служба ПАО «Газпром»

Однажды я прилетела в Париж, и меня поразило, что в аэропорту был огромный баннер от «Лореаль»: «У науки женское лицо». И похожей рекламы было много по всему городу, постоянно со всех сторон: «Женщины могут работать наравне с мужчинами». В России крупные компании пытаются это же привить, но на местах сразу начинается: «А вдруг она в декрет уйдет?» У меня иногда ощущение, что мне, как в передаче, скажут: «Вы самое слабое звено. Прощайте!»

Женщина априори не может выполнять ту работу, которую выполняет мужчина. Я не всегда могу крутить задвижки: я не бодибилдерша, которая плевком арматуру расшибет. Я не смогу таскать мешки. Но у нас почему-то считается, что люди с высшим образованием все равно должны делать тяжелую, грязную физическую работу. И если ты этого не делаешь по какой-то причине — тебе не место в нефтянке.

Мастера старой закалки готовы закрывать глаза на тупость работника-мужчины, потому что он хотя бы сильный. Но если на промысел пришла женщина, они считают, что она обязана компенсировать отсутствие мышц какими-то абсолютными знаниями. Если ты не отвечаешь на какой-то вопрос молниеносно — все, ты бесполезна, зачем ты вообще приехала. Не важно, что знать все на свете невозможно, и что достаточно понимать, где нужную информацию найти. С девушки больше спрос. Причем, обычно такое отношение не у высшего руководства, а у низкоквалифицированных рабочих.

Фото: Сергей Королев, ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез»

Моя очень хорошая подруга, инженер в «Шлюмберже», как-то приехала на месторождение работать. К ней подходит какой-то водитель и спрашивает: «Э, а где ужин?» Какой ужин?! Если она женщина, то кроме готовки делать ничего не может что ли? Впрочем, их можно понять. Люди отучились девять лет в школе, ничего в своей жизни не видели и намеренно остановились в развитии. Они максимум где-то слышали, что женщины на производстве бывают — и поэтому, когда видят это рядом, реагируют неадекватно.

Но здесь проблема не только в мужчинах. Девушкам надо перестать романтизировать свой образ в промышленности. Надо позиционировать себя как специалиста. Все эти фотографии, где девушка в форменной каске и с распущенными волосами, длинными ногтями… Это же нарушение техники безопасности, так на самом деле не бывает. И такие посты приводят к тому, что нас никто не воспринимает всерьез.

Будьте в курсе всех важных новостей, подписавшись на нас в Google news, Яндекс.Новости, ВКонтакте и в Facebook. Свежие инсайды и ключевые политические события ищите в нашем telegram-канале NEFT.

Люба Шаталова