Никогда не жил, как «настоящий» начальник

Как ИТРовец старой закалки учился быть хорошим руководителем

Источник: NEFT

Виталий — уже пенсионер. Он почти 30 лет работал в нефтегазовой отрасли, из которых около десяти лет — простым рабочим. На пенсию он ушел начальником ремонтно-механических мастерских. О том, с чем сталкивается нефтяник, когда переходит из подчиненных в начальники, он рассказал NEFT.  

Не хотел быть ИТРовцем

Когда меня из водителей пригласили в мастеры, я не соглашался. Во-первых, платили меньше, а во-вторых, боялся ответственности. Но все вокруг меня уговаривали, даже товарищи-водители: «Анатолич, давай, переходи! Если надо, мы будем тебе помогать, не подставим. Попробуй» Ну и все это на меня повлияло. 

Наверное, так произошло, потому что я пользовался большим уважением и среди работников, и среди начальников. Наверное, потому что я никогда не болел особым тщеславием. Старался вести себя так, чтобы не было стыдно за свои поступки. Поэтому, когда перешел в ИТР и дальше потом рос, ощущал себя обычным работягой. Просто понимал, что у меня теперь есть люди, за которые я несу ответственность.

Навыки руководителя черпал из армии

Навык управления бригадой у меня уже был. Потому что я в армии дослужился до старшего сержанта и был замкомандира взводом. Отсюда и навыки общения, у умение управлять. Первые свои умения я отточил еще там.

Фото: Pixabay

Но, понятно, что были и неудачи. Но они больше были связаны не с управлением людьми, а уровнем образование. Оно у меня было и техническое и высшее, но учиться приходилось все равно. И вот первую же свою проверку по документам я завалил. Я тогда работал начальником автоколонны. По территории базы вроде все нормально, а в бумагах ужас. Неопытный был, где-то исправления, где-то не дописал что-то, неправильно внес. Первая проверка меня и подтолкнула, что надо учиться по технической литературе, чтобы делать меньше ошибок. 

Читал очень много документов, технических справочников. Приходилось учиться всему на ходу. Обращался либо к опытным старшим товарищам, либо звонил в отдел промышленной безопасности, например, если чего-то не понимал. Мне никогда не было стыдно или зазорно обратиться за помощью, если я что-то не знаю.

Всегда было легче понять подчиненных

Мне всегда было намного легче понять простых работяг, чем человеку, пришедшему руководителем только из университета. Я же со многими из них работал много лет бок о бок. Поэтому и они тоже относились ко мне лояльно, кстати. 

А с начальством было сложнее. Например, у нас был начальник управления в то время. Не то чтобы самодур, но с ним договориться было очень трудно, особенно по телефону. Он не умел выслушать. У него было свое мнение, единственное правильное. Когда я пытался объяснить, что по-другому будет лучше, приходилось выслушивать о себе не очень приятные вещи.

Фото: Unsplash

Я в таких случаях сглаживал углы и часть делал по его хотелке, а основное — как считал нужным. И вопросов в итоге у него не было, потому что важен-то результат. А он у меня почти всегда выходил положительным. 

Я считал важным доказывать свою правоту, и извиниться, если заблуждался. Наверное, так вышестоящие руководители и стали считаться со мной. 

Каково это — увольнять друзей и знакомых

Был у меня хороший работник, исполнительный. Даже спортом мы с ним вместе с ним занимались, участвовали в соревнованиях, играли в баскетбол. Но были у него проблемы с алкоголем. 

Однажды он пришел на работу с очень хорошего похмелья. Я вообще против того, чтобы жалеть людей, которые приходят на работу с похмелья — это чревато. Я его наказал, отстранил от работы и лишил премии на 100%. Это сурово, но правильно, я считаю. И я сказал ему тогда: «Ты хороший парень, но это первый и последний раз. Еще один такой случай, и я буду вынужден тебя уволить».

Фото: Unsplash

Буквально через три-четыре месяца на месторождении он напился. Была проверка, и результат показал, что он был очень сильно пьян во время работа. Поэтому сразу же по возвращению я написал служебную записку, а его  заставил написать заявление об увольнении. И знаете, после всего мы общались потом еще, созванивались. И он меня благодарил за тот случай, потому что бросил пить.

Никогда не брал взяток

Этот же парень позже устроился в другое подразделение компании. Он мне как-то позвонил и сказал: «Анатолич! Ты уже столько лет работаешь начальником автоколонны, а не знаешь, как живут „настоящие“ начальники. У нас тут, чтобы сесть на новую машину, надо дать от 25 до 30 тыс. рублей начальнику  на лапу. А если машина чуть постарше, но хорошая, то 15 тыс. рублей».

У меня никогда такого не было. Никогда я не брал деньги. А иногда и свои тратил, чтобы купить какую-то запчасть и отправить человека на линию. Иногда мне в шутку говорили, мол, дурак я, все берут взятки, а я не беру.

Следственное управление СКР по ХМАО

Диплом — не показатель

Однажды к нам пришел молодой человек, устроился механиком в автоколонну. Тоже был без опыта, месяца три-четыре после института. И не было с ним проблем. Он если не знал что-то, то спрашивал. Показывал, что хочет работать. 

Если у человека есть желание работать, если он пытается узнать нюансы и правильно себя поставить, из него получится толк. А были такие, которые выпячивали свой диплом, мол, я вот учился. Но не зная азов и не умея работать с людьми, они со своим дипломом быстро уходили — не срабатывались.

Будьте в курсе всех важных новостей, подписавшись на нас в Google news, Яндекс.Новости, ВКонтакте и в Facebook. Свежие инсайды и ключевые политические события ищите в нашем telegram-канале NEFT.

Анатолий Кузнецов

Корреспондент