Советник Путина объяснил, как из-за конфликта нефтяников и власти россияне обнищают

Объясняем, почему его слова справедливы

Источник: NEFT

Советник президента России по климату Руслан Эдельгериев заявил, что из-за отсутствия диалога между нефтегазовыми компаниями и властью Россия не готова к введению углеродного налога, серьезно угрожающего экономике и бизнесу страны. NEFT разобралась, почему нефтяники не хотят дружить с властями, и к чему это приведет нефтегазовую отрасль.  

Чем обеспокоен советник президента России по климату


Своими опасениямиРуслан Эдельгериев поделился в интервью газете «Коммерсантъ». Он считает, что российские компании не идут на контакт с властями страны, и поэтому все еще не подготовились к введению углеродного налога. Точный срок введения пошлины неизвестен, по прогнозам аудиторской компании KPMG это случится в 2025 году. Уже в 2021-м Евросоюз должен назвать условия выплаты и размеры налога. 

Помимо этого, Эдельгериев предполагает, что развитые страны в скором времени могут объединиться в условный «климатический клуб», который заботится о сокращении парниковых выбросов. В новой системе Россия, у которой нет полноценного мониторинга выбросов парниковых газов, механизмов торговли выбросами, будет аутсайдером.

«[Возникновение такого клуба] может привести к росту напряженности и давления на Россию: возможно, дальше будут накладываться запреты на финансирование углеводородных проектов, в том числе в Арктике, отказ от отечественных энергоносителей и некоторой отечественной продукции из-за высокой углеродоемкости», — опасается Эдельгериев.

Руслан Эдельгериев/Фото: Владимир Трефилов, РИА «Новости»

Почему нефтегазовый бизнес не хочет дружить с властями

Опрошенные NEFT эксперты нефтегазовой отрасли уверены, что нефтяники не хотят сотрудничать с властями в климатических проектах, потому что боятся излишнего давления со стороны правительства. 

Аналитик нефтегазового сектора, партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин заявил NEFT, что диалог с российской властью для бизнеса не имеет смысла,  поскольку политика правительства основана на изъятии из нефтегазовых компаний «всего, что только возможно». Также о проблеме сильного давления на отрасль говорит руководитель аналитического центра Независимого топливного союза Григорий Баженов

«Тон в жизни нефтегазовой отрасли задает Минфин. И если мы посмотрим на нефтегазовую отрасль, то поймем, что она чрезвычайно зарегулирована и обложена налогами. И эти проблемы не решаются, а только нарастают. Когда речь идет либо о пополнении бюджета, либо о помощи отрасли, приоритет всегда отдается бюджету».

Министр финансов России Антон Силуанов/Фото: Кирилл Каллиников, РИА «Новости»

Из этого пункта вытекает другая проблема, считает Баженов — бизнес просто боится создавать дорогостоящие экологические проекты, когда власти постоянно меняют условия существования рынка под нужды бюджета. 

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков считает, что российские компании просто не видят смысла в том, чтобы сотрудничать с правительством в экологическом направлении. Причина в том, что Россия в изменениях рынка, связанных с защитой окружающей среды, ничего не решает: 

«Нефтяники видят, что надо сотрудничать с европейскими регуляторами, а не с российскими. Взимать налог будут не российские власти, правила игры тоже определяют международные организации, а не Россия». 

К тому же российские компании отпугивает непостоянность российской политики, отмечает аналитик. Например, российские власти сначала постоянно ставили под сомнения климатические соглашения, а потом подписали Парижское соглашение о климате. Также российские власти долгое время продвигали позицию, что Россия и так является «легкими планеты» из-за большого количества лесов, и потому много делает для экологии. Однако мировому сообществу убедительных доказательств в пользу своих слов в правительстве не предоставили. 

Фото: Рамиль Ситдиков, РИА «Новости»

«Если компания публичная, то она заботится о своем имени, о своей отчетности. Все больше в мире биржи, где торгуются акции, требуют климатическую отчетность. Поэтому у крупных компаний есть стратегии развития, они начинают проходить экологические аудиты, на международном рынке все предоставляют. А с российскими властями-то о чем говорить?» — уверен Юшков. 

Его коллега Григорий Баженов приводит пример «ЛУКОЙЛа», совладелец которого Леонид Федун заявил, что России нужно торговать квотами на углеродные выбросы. Компания эта является международной, потому и заинтересована в улучшении отношений с коллегами и регуляторами на мировом рынке

Российская нефть все еще нужна Европе. Но конкуренция станет выше

Аналитик Игорь Юшков считает, что фактически коалиция развитых стран, выполняющих климатические условия, уже сформирована. И Россия никак не попала бы в нее, даже если сильно захотела: 

«Мир делится на производителей и потребителей, и наша страна всегда была среди производителей. Сейчас цель Европы — достичь энергетической независимости и оставить за бортом Россию и других производителей. Поэтому мы никогда и не войдем в этот клуб, мы изначально по разные стороны кассы».

Цель всех этих мер по защите экологии не только благородная, но и сугубо прагматичная, уверен Юшков. Евросоюз хочет полностью поменять систему международной торговли. Сейчас дешевая энергия пока является преимуществом, и поэтому все товары из Европы менее привлекательны из-за дорогой возобновляемой энергии. В скором времени все будет наоборот — углеводороды станут не выгодой, а отягощением в соответствии с новой системой и углеродным налогом.

Танкер с российским сжиженным природным газом в Китае / Фото: Евгений Одиноков, РИА «Новости»

«Это история не про климат, а про изменение международной торговли под лозунгом борьбы за климат. Для России она очень опасная, так как наши нефть и газ будут  подвергаться углеродному налогу и, соответственно, будут дорожать», — рассказал NEFT Юшков.

С ним соглашается  партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин. Он уверен, что набор правил климатического регулирования будет единым для всего мира: «У поставщика энергии потребуют четкие указания о том, как она борется с потеплением и какой углеродный след оставляет при производстве и доставке до потребителя. Если данные превышают принятые в Европе нормы, придется либо дорого за это заплатить, либо терять рыночную нишу». 

Однако совсем отказываться от российской нефти и газа другие страны не начнут, уверен Григорий Баженов. Просто поставки будут приносить компаниям, а, следовательно, бюджету меньше денег. Его поддерживает Юшков: «Рынок углеводородов будет актуален еще несколько десятилетий, поэтому посыпать голову пеплом тут не нужно. Но надо понимать, что усилится конкуренция».

Анатолий Кузнецов