«Сургутнефтегаз» придумал, как заработать в Европе и России, играя со спросом. Объясняем суть

Нефтяники не упустят куш, но в будущем это обернется проблемами для всех

Источник: NEFT

Сразу несколько российских нефтяных компаний, в том числе «Сургутнефтегаз», решили снизить объемы экспорта углеводородов, чтобы перенаправить добытое на российские нефтеперерабатывающие заводы. По просьбе NEFT аналитики рынка объяснили, как нефтяники заработают на этом и почему в долгосрочной перспективе это обернется проблемами для отрасли

Почему нефтяники сокращают экспорт

Как пишет «Коммерсант», в феврале экспорт нефти из европейской России может снизиться на 34% относительно января. Среди компаний, планирующих сокращения «Роснефть» (на 50% меньше, чем в январе), ЛУКОЙЛ (на 26%) и «Сургутнефтегаз» (на 36%). 

Происходит это, как объяснил NEFT директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, вот почему: оптовые цены на бензин и дизель в России растут, потому что ранее компаниям было выгоднее продавать нефть зарубежом, чем перерабатывать в России. Поэтому запасы топлива в России истощились, а спрос, наоборот, повысился после новогодних праздников. Теперь государство пытается зарегулировать рост цен.

Евгений Биятов, РИА «Новости»

«Это произошло, потому что система демпфера не работала в пользу нефтяников, когда мировые цены на нефть снизились. Теперь цена подросла, и нефтяники начали возвращаться на российские НПЗ», — рассказал Симонов.

Резкий рост цен на топливо не устраивает государство, поэтому нефтяные компании с февраля начнут поставлять больше нефти на российский НПЗ. При этом нефтяники все равно сумеют заработать.

«Сургутнефтегаз» извлечет выгоду

Сокращаться будут европейские поставки, которые отгружаются в портах и на кораблях приходят в пункт назначения. Именно такой способ традиционно использует «Сургутнефтегаз», поэтому его попадание в список компаний, сокращающих экспорт, звучит логично, считает Константин Симонов.

При этом югорская компания в случае ухода на внутренний рынок извлечет выгоду. При снижении экспорта «Сургутнефтегаз», так же, как и «Роснефть» с ЛУКОЙЛом, ничем не рискует, считает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Нефтяники смогут компенсировать отказ от доли зарубежных поставок за счет демпфера и увеличению продаж топлива через свои АЗС.

В январе компании получили выгоду на внешнем рынке за счет роста мировых цен на нефть, в феврале получат ее уже внутри страны за счет производства на российских НПЗ, а потом будут работать между экспортом и внутренними продажами.

Виталий Аньков, РИА «Новости»

В будущем это обернется проблемами

Однако все те действия, что предпринимают правительство и нефтяники, принесут выгоды сейчас, но могут обернуться неприятностями в будущем, считают руководитель аналитического центра Независимого топливного союза Григорий Баженов и Константин Симонов. 

Баженов предполагает, что оптовые цены все-таки удастся снизить, но не настолько, чтобы исправить ситуацию с дорогим топливом. «Естественно, цены при росте предложения начнут снижаться, но это не будет иметь  значения», — считает аналитик. 

При этом розничная цена на топливо тоже будет расти в пределах инфляции, но это приведет «к деградации сбытовой инфраструктуры топливного рынка». Результатом станут условия, при которых окупать хорошую современную заправку нужно будет 30 лет, утверждает Баженов. Причина, по мнению аналитика, в излишней зарегулированности топливного рынка.

Кирилл Каллиников, РИА «Новости»


Включается большое количество регуляторных мер, чтобы сдерживать рост цен на топливо. Сегодня система крайне громоздкая, и в целом является неэффективной.

Его коллега Константин Симонов считает, что добровольное ограничение экспорта — это недальновидный ход для страны: «Сейчас идет жесткая борьба за европейский рынок, нас и так выталкивают с него. И если мы будем уменьшать отгрузки, то только усилим проблемы на этом рынке, оставим возможность нашим конкурентам занимать освободившиеся ниши».

При этом все опрошенные NEFT эксперты уверены, что мировой рынок потери нашей нефти не заметит. Баженов уверен, что объемы там не настолько существенны. Сергей Пикин поддерживает коллегу: «На мировом рынке снижение нашего экспорта никак не скажется. Вся статистика мирового рынка идет от объемов добычи, а не от того, кто сколько экспортировал продукта».

Анатолий Кузнецов