Крошка моя: как гигантская свалка покрышек в ХМАО может поссорить власти с потенциальным инвестором

Переработка сделает бизнесменов миллионерами. Но у чиновников свои планы

Источник: NEFT

В 150 метрах от границы Нижневартовска находится огромная свалка автомобильных шин, которая занимает площадь около 20 футбольных полей. Отходы накапливались здесь с 1980-х годов и лежали практически нетронутыми. Но в 2021 году появился шанс, что их переработают. NEFT узнала, кто взялся за проект и почему бизнесу будет трудно избежать конфликта с властями.

Свалка с точки зрения юристов: земля отдельно, отходы отдельно

NEFT уже рассказывала, что свалку устроило ООО «Березка», основанное еще в 1990-х в Нижневартовске. Компания собиралась переработать покрышки, которые лежали на этом участке со времен СССР, а также новые. Но бизнес не пошел, покупатель на резиновую крошку не нашелся. К тому же оказалось, что свалка находится на землях лесного фонда.

В 2017 году над «Березкой» прошел суд. Бизнесменов обязали выплатить штраф — около 240 млн рублей, а также очистить загрязненную территорию. Долг за «Березкой» уже не числится, а вот обязательство по очистке никто не выполнил. Учредители компании скрываются. С того времени свалка как бы существует в двух юридических плоскостях.

С одной стороны, покрышки лежат на государственной земле — участке площадью более 16 га с кадастровым номером 86:04:0000001:36691. Чтобы взять эту землю в пользование, нужно представить проект в департамент недропользования и природных ресурсов ХМАО. Если в проекте будет законное обоснование, для чего инвестору эта земля, проект одобряют. 

Участок…36691 на спутниковой карте. Красным обозначены кадастровые границы / Изображение: Публичная кадастровая карта

Собственно, ООО «Березка» тоже арендовало этот участок с 2001 года. На старте у компании был проект полигона, его согласовали разные инстанции, но уже потом оказалось, что земля не подходит для таких объектов. Аренда действовала до 2017 года — пока договор не расторгли по решению суда. Четыре года участок, принадлежащий государству, формально свободен.

Но у свалки есть вторая сторона — сами покрышки. С юридической точки зрения они принадлежат ООО «Березка», считаются ее имуществом. Соответственно, этими отходами никто не может распорядиться, кроме хозяев. Тем более — уничтожить.

Получается, что участок можно сдать кому-то. Но арендатор не сможет пользоваться землей, так как на ней лежат чужие вещи, которые нельзя трогать.

Свалка с точки зрения властей: разобрать как можно быстрее

27 ноября 2017 года Нижневартовский городской суд удовлетворил требования прокуратуры Нижневартовского района по иску к ООО «Березка». Компанию обязали выплатить штраф за ущерб природе и освободить от отходов занятую землю.

Разъяснение от Северо-Уральского межрегионального управления Росприроднадзора о судьбе «Березки» в июле 2021 года / Изображение: NEFT

За тем, как исполняется решение суда, в России следит Федеральная служба судебных приставов (ФССП). Если виновник не торопится устранять проблему, приставы могут найти того, кто выполнит решение суда. Виновнику потом выставят счет на сделанную работу. За приставами, в свою очередь, следит прокуратура. То есть, в идеальном мире все, что решил суд, должно исполняться, и это контролируют аж две инстанции.

Когда владельцы «Березки» исчезли, у приставов появилось право распорядиться их имуществом. И поэтому именно управление ФССП по ХМАО должно найти, кто очистит государственную землю от покрышек. Конкретно в этой ситуации важно, чтобы у исполнителя были лицензии на работу с отходами такого типа.

УФССП нашло одного такого исполнителя — ООО «Экос» из Тюменской области. С компанией заключили соглашение на работу. Но затем выяснилось, что у нее нет необходимых лицензий и оборудования. Соглашение расторгли. Теперь приставам нужен новый исполнитель.

Ответ УФССП по ХМАО о судьбе соглашения с ООО «Экос» / Фото: экологическая общественная организация «Зеленый фронт»

Чтобы облегчить им задачу, в дело вступили власти Югры. Они не могут повлиять на проблему напрямую, но вполне способны составить список из компаний, которые точно не подведут ФССП и разберутся, наконец, со свалкой. Для начала департамент промышленности и депнедр нашли восемь организаций, которые потенциально могли бы заинтересоваться отходами с нижневартовской свалки.

В список вошли ГК «Корпорация «ГазЭнергоСтрой» и семь обществ с ограниченной ответственностью: «НПО-Омега», «УК «Роснано», «Вестерн Петролеум Транспортэйшн», «ОрисПром», НПО «Квантовые технологии», «Стройспецмонтаж» и «Росшина-Инвест». Их собрали на видеоконференцию 9 июля. Там представители депнедр, деппрома и Фонда развития ХМАО предложили компаниям подготовить инвестиционные предложения по утилизации отработанных шин. Предполагается, что власти оценят эти проекты — и лучшие передадут в ФССП. Приставы заключат с этими компаниями договоры, и свалку начнут разбирать с разных сторон.

Если вкратце, власти Югры заинтересованы, чтобы покрышки исчезли из-под Нижневартовска как можно быстрее, а государство при этом не платило никаких денег.

Свалка с точки зрения экономики: счет на десятки миллионов рублей

Сколько может стоить миллион покрышек — вопрос открытый. Например, владельцы «Березки» потратились на изготовление резиновых чипсов, но мешки с ними до сих пор белеют посреди гор покрышек на спутниковых снимках. Покупатель на такое сырье не нашелся.

Белые пятна — это брошенные мешки с нарезанными шинами / Изображение: Публичная кадастровая карта

«Есть одна проблема: мы находимся в аппендиксе страны. Регионы, которые находятся удаленно от рынка сбыта, неконкурентоспособны, мы не можем по одной и той же цене конкурировать», — заявлял один из учредителей «Березки» Юрий Азиков в 2017 году.

Если считать приблизительными значениями, масса нижневартовских завалов — порядка 12 тыс. тонн. При разных типах переработки из них можно получить разный объем вторсырья. В идеале покрышка расщепляется аж на четыре фракции: резиновую крошку разных размеров, текстильное волокно (корд), тонкую армирующую проволоку и толстую бортовую проволоку.

В реальности отделить эти составляющие друг от друга вчистую не получается. В некоторых типах крошки фрагменты текстиля допустимы, но чаще корд — это загрязнитель. В процессе резки и расщепления до 10% объема шины превратится в пыль, которую сложно применить вторично (хотя кое-где ее добавляют в напольные и дорожные покрытия). Кроме того, текстильный корд сам по себе не применяется. Так что на самом деле отходом при дроблении могут стать от 30 до 50% объема покрышки.

Получается, под Нижневартовском лежит порядка 4,8 тыс. тонн потенциальной крошки фрагментами 3–5 мм и 2,4 тыс. тонн крошки калибра 1–3 мм. Первая фракция, по состоянию на июль 2021 года, продается в России за 23,5 тыс. рублей за тонну, вторая — на 500 рублей дешевле. Итого, если каким-то чудом переработать покрышки прямо сейчас и тут же продать крошку, исполнитель заработает 168 млн рублей

Линия по переработке, которую продают в Ярославле / Фото: сайт ассоциации «Шиноэкология»

Считая доходы, надо учесть и расходы. На сайте ассоциации «Шиноэкология» можно купить подержанную линию по переработке за 4,5 млн рублей, которая сейчас стоит в Ярославле. Если бросать в нее любые фрагменты шин без бортового кольца, она будет перерабатывать в час 450–550 кг отходов. Если чипсы — дело пойдет быстрее в два раза.

Получается, что на минимальной мощности указанная линия, работая по 12 часов в сутки, способна переработать нижневартовскую свалку за 2222 дня — то есть, за почти девять лет, если у рабочих будут выходные и праздники.

По теоретическим расчетам прибыль от переработки не выглядит грандиозно для бизнеса, если продавать просто перемолотые покрышки. Но саму задачу по уничтожению свалки вполне можно решить, если хотя бы купить подержанное оборудование и начать работать.

Свалка с точки зрения инвестора: стоит того, чтобы создать новую компанию


Земля под свалкой уже арендована заново. На ней собирается строить трансформаторную подстанцию нижневартовская компания «Неоресурсы». Но чтобы это сделать, земля должна быть пустой. Поэтому и сам арендатор заинтересовался в переработке.

«Они заявили, что готовы закупить оборудование и сами начать что-то перерабатывать. Опять же: у них лицензии нет, но они могут привлечь кого-то, кто имеет на это право, либо получить эту лицензию самостоятельно. Но это только один из вариантов», — рассказал NEFT Егор Збродов, первый замдиректора департамента недропользования и природных ресурсов ХМАО.

ООО «Неоресурсы» создано 12 октября 2020 года, а уже 10 ноября получило статус микропредприятия. Основной вид деятельности по ЕГРЮЛ — обработка и утилизация опасных отходов. Есть еще 13 сопутствующих видов: сбор неопасных отходов, утилизация отсортированных материалов, демонтаж техики, не подлежащей восстановлению и так далее. Особый интерес представляют семь строк «Производство»: там и пластмассовые плиты, и стройматериалы, и спортивные товары, и, собственно, покрышки.

Факторы риска и факторы доверия к ООО «Неоресурсы» / Изображение: сайт Rusprofile

Как пояснил NEFT учредитель и директор «Неоресурсов» Юрий Торчик, компания создана специально под знаменитую свалку: «Нам этот участок нужен именно для переработки этого хозяйства. Но юридически мы не имеем права взять это все и утилизировать. Поэтому проект мы подавали на постройку трансформаторной подстанции. Его согласовали — но с условием, что свалка будет убрана, земля рекультивирована, и уже потом начнется строительство».

Предприятие планирует рубить покрышки, но не продавать это сырье, а сразу делать готовые изделия. «Например, у нас в Нижневартовске есть спортивные и детские площадки. Можно мешать крошку с краской и другими компонентами — и делать мягкое покрытие. Ребенок упал — уже коленку не так сильно разобьет. Парни спортом занимаются — там достаточно дождику пройти, чтобы площадка снова стала чистой, если на ней мусор не бросать. Крылечки, крыши, опять же, можно резиновой плиткой выкладывать…» — объясняет Торчик.

Директор компании отказывается говорить о бизнес-плане подробно, но уверяет, что покупатель найдется: «У нас есть некая программа, есть свои коммерческие ходы. Закупим оборудование, начнем переработку, выпуск резиновой крошки. В планах есть продажа изделий из этой крошки. Есть инвестор. Он вкладывает серьезные деньги. Все математически и экономически рассчитано — сколько там покрышек лежит, сколько из них можно получить крошки, как ее можно реализовать».

Спортплощадка с прорезиненным покрытием на проспекте Победы, открытая в 2020 году / Фото: сайт мэрии Нижневартовска

По словам Юрия Торчика, объявление из Ярославля не соответствует действительности:

«Оборудование за пять миллионов? Да это смех. В каком оно там состоянии за такую цену может быть? Хорошая линия по переработке стоит баснословных денег».

Он рассказал, что осенью 2019 года в Нижневартовск приезжала некая китайская компания, предлагала свое оборудование за 80 млн рублей. Линия могла раскладывать, по их словам, покрышки на пять фракций: металл, резину, волокно, пиролизную жидкость и газ. «Неоресурсы» заинтересовались другим оборудованием, белорусским, но оно тоже стоит дорого — 24 млн рублей.

Если вкратце, то есть некий инвестор, который считает перспективной переработку резины в Нижневартовске. Настолько, что создал под нее отдельное предприятие — ООО «Неоресурсы». Бизнес-план отличается от предшественников тем, что резину хотят не просто крошить, а делать из нее готовые изделия, востребованные на местном рынке.

Свалка с точки зрения конфликтологии: споров не избежать

Уставной капитал «Неоресурсов» составляет 10 тыс. рублей, а среднесписочная численность сотрудников — ноль человек. По этим признакам, например, портал Rusprofile относит нижневартовскую компанию к предприятиям с низкой надежностью. Но власти ХМАО ей доверяют: по крайней мере, проект подстанции прошел согласование в департаменте недропользования. Теперь его можно нести на госэкспертизу, а параллельно предложить ФССП услуги по переработке — надо лишь купить оборудование и получить лицензии.

Егор Збродов / Фото: официальная страница «Югра» в «ВКонтакте»

Похоже, власти рассчитывают, что «Неоресурсы» выступят консолидирующей силой в переработке свалки. Организация будет иметь право на землю, а перерабатывать шины станет вместе с другими компаниями.

«Согласование проекта не значит, что „Неоресурсы“ там будут одни-единственные. Чем больше компаний включатся, тем быстрее мы разберем свалку. В действующем договоре есть пункт о том, что департамент может предоставить участок третьим лицам. Соответственно, иные инвесторы смогут поучаствовать в очистке территории, даже если „Неоресурсы“ там что-то построят. Но в данном процессе необходимо участие УФССП, так как именно они исполняют судебное решение», — говорит Егор Збродов.

Но видеть других переработчиков на этой территории «Неоресурсам» бы не хотелось. «У инвестора есть расчет, сколько дохода мы получим от этого сырья. Если зайдут несколько компаний, расчеты изменятся, инвестор недополучит предполагаемую прибыль. И что мы будем делать? Опять же, что это может быть за соседство… Соседей здравых сейчас не встретишь. Начнутся споры, кто и как может там работать», — считает Торчик.

Он рассуждает: «В идеале там должны быть только мы, потихоньку перерабатывать сырье и очищать территорию»

По нынешнему проекту, когда 16 га земли будут освобождены из-под резины и рекультивированы, там должна появиться трансформаторная подстанция «Неоресурсов». Соответствующего вида деятельности в списке разрешенных у компании нет. Но Юрия Торчика это не смущает: «Переработка закончится не завтра, это на много лет. Сегодня наша задача — очищать. А к тому моменту, как это завершится, у нас могут появиться хорошие идеи, как участком распорядиться, можем получить новые разрешения. Пока идея — поставить подстанцию. Там вокруг дачников много, их это может заинтересовать. Но кто знает, какие еще идеи у нас зародятся потом».

Рядом со свалкой (часть ее участка…36691 видна слева внизу) действительно много садовых обществ и загородных участков / Изображение: Публичная кадастровая карта, 2GIS

Однако пока дело в принципе не двигается. «Из-за бюрократических препон каждый документ лежит на согласованиях подолгу, и поэтому даже к самой очистке так просто не подступиться. Вот мы сдали проект в депнедр. Вот получили оттуда разрешение. Теперь должны этот же проект отправить на госэкспертизу. Ориентировочно заключение они выдадут не раньше весны 2022 года. То есть, до этого мы точно не начнем работу. Но, скорее всего, все будет позже, — разъясняет директор „Неоресурсов“. — Так что разбор свалки — это дело небыстрое, лет на десять».

Если вкратце, действующий арендатор свалки хочет получить право, чтобы ее переработать, а потом распорядиться очищенной землей в одиночку. А власти ждут, что он поделится частью сырья с другими компаниями, чтобы переработка пошла быстрее. Похоже, вокруг свалки сломается еще немало копий, прежде чем она начнет исчезать.

И если совсем вкратце

У свалки покрышек под Нижневартовском сейчас три крупных интересанта:

  • ООО «Неоресурсы» рассчитывает в одиночку перерабатывать отходы в течение долгих лет и получать прибыль. У компании уже есть земля в аренде, есть согласованный проект на использование очищенного участка, но нет разрешения на утилизацию шин: ни от лицензирующих органов, ни от приставов;

  • УФССП рассчитывает найти компанию, которая быстро и законно исполнит зависшее судебное решение. Если поиск исполнителя затянется, в дело может вступить прокуратура. Сейчас у приставов есть право распорядиться отходами, но нет надежных партнеров.

  • Власти Югры рассчитывают как можно быстрее избавиться от опасного с точки зрения экологии объекта — и при этом обойтись без государственных денег. Поэтому они ищут сразу несколько компаний, готовых включиться в переработку шин.

    Но реально повлиять на ситуацию они могут очень опосредованно. В их силах только рассматривать инвестпроекты на переработку и предлагать лучшие судебным приставам. Инвестпроект «Неоресурсов» депнедр уже согласовал, но не факт, что те захотят делиться сырьем с конкурентами.

Как эти силы справятся со свалкой без конфликта интересов — вопрос открытый. Но на этой стадии будущее свалки выглядит гораздо яснее, чем последние 20 лет. В лучшем варианте весной 2022 года «Неоресурсы» получат добро от госэкспертизы, заключат соглашение с ФССП и начнут переработку шин — хотя бы своими силами, но в идеале для Нижневартовска — совместно с подрядчиками.

В более-менее терпимом варианте инвестор откажется делиться сырьем, обидится и вовсе уйдет — но у приставов останется список еще из нескольких компаний, готовых к переработке. В худшем варианте «Неоресурсы» поругаются с властями, договор аренды разорвут, а остальные потенциальные инвесторы, глядя на это, тоже откажутся участвовать в переработке свалки. И тогда поиск исполнителя начнется заново — и не факт, что закончится оптимальным для всех вариантом. Но пока есть надежда, что через споры и переговоры резину все-таки перестанут тянуть и начнут утилизировать.

Будьте в курсе всех важных новостей, подписавшись на нас в Google news, Яндекс.Новости, ВКонтакте и в Facebook. Свежие инсайды и ключевые политические события ищите в нашем telegram-канале NEFT.

Люба Шаталова