Из-за санкций ЕС против Беларуси Югра и «Сургутнефтегаз» рискуют лишиться десятков миллионов рублей

Внешняя политика дорого обходится югорчанам

Источник: NEFT

Июньские санкции Евросоюза против товаров из Беларуси скажутся на бюджете ХМАО, так как югорские нефтяные компании поставляют сырье на переработку в эту страну. Каким будет ущерб и как его снизить — в материале NEFT.

Как югорская нефтянка связана с Беларусью

В конце июня Евросоюз ввел санкции на экспорт некоторых нефтепродуктов и калийных удобрений из Беларуси. Согласно документу, опубликованному в официальном журнале ЕС, из белорусских нефтепродуктов под запрет попали поставки битума, нефтяных газов и парафинов. Бензин и дизтопливо пока санкций избежали. 

Из-за чего ЕС так поступил с Беларусью

Развернуть

До сих пор российско-белорусские отношения в нефтегазе выглядели так: российские компании по льготным ценам продавали часть своей нефти белорусским нефтеперерабатывающим заводам (НПЗ). Те, используя российское сырье, выпускали товары, которые продавали в ЕС. По словам аналитика нефтегазового сектора консалтингового агентства RusEnergy Михаила Крутихина, поставки российской нефти на НПЗ Беларуси достигают 23-25 млн тонн в год. 

«Из них 5 млн тонн предназначаются для внутреннего потребления страной. Все остальное реэкспортируется. Иногда это экспорт самой Беларуси, иногда — российских компаний. Вывозом нефти в Беларусь занимается большинство крупных нефтегазовых компаний — „Лукойл“, „Сургутнефтегаз“, „Роснефть“, „Русснефть“», — пояснил Крутихин.

У всех этих компаний есть активы в ХМАО, следовательно, регион получает налоги от компаний. Но из-за санкций такая схема больше нежизнеспособна.

Сколько может потерять Югра?

Из компаний с югорскими месторождениями сильнее всего санкции ощутила на себе «Русснефть». Ее владелец, миллиардер Михаил Гуцериев из-за давней тесной дружбы с Лукашенко и поддержки его последних действий попал под персональные ограничения и даже был вынужден покинуть пост главы совета директоров своей компании.

Фото: Владимир Федоренко, РИА «Новости»

По словам экономиста Константина Селянина, «Лукойл», «Сургутнефтегаз», «Роснефть», «Русснефть» ждут и реальные денежные потери. 

«Если там снизится объем переработки нефти, то добытые тонны нужно будет везти куда-то в другое место — на российские НПЗ, например. Это может потребовать дополнительных расходов, связанных логистикой и другими транспортными вопросами. Для той же „Русснефти“ значительная доля поставок связана с Белоруссией», — уверен Селянин. 

NEFT посчитала примерные потери нефтяников и бюджета Югры в 2021 году. По нашей оценке, например, «Сургутнефтегаз» рискует лишиться 42 млн рублей, а югорчане — до 75 млн рублей.

Как мы считали

Развернуть

Как Югре и нефтяникам не потерять эти деньги

Во-первых, нефтяные компании должны найти другие точки сбыта нефти, уверена старший аналитик «Альпари» в нефтяной сфере Анна Бодрова: 

«Компаниям-поставщикам придется искать другие точки сбыта. Такое бывает и, скорее всего, варианты уже есть. Локально бюджеты могут, действительно, просесть, но опять же с глобальной точки зрения есть, кому продавать. Месторождения Западной Сибири расположены достаточно удобно для того, чтобы перераспределить потоки сырья в другие источники потребления».

Инфографика: Анатолий Кузнецов, NEFT

Во-вторых, власти округа уже обращают внимание на собственные бюджетные планы. В бюджете Югры на 2021 год заложены риски, связанные с нефтянкой. Об этом говорится в распоряжении об основных направлениях налоговой, бюджетной и долговой политики ХМАО на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов:

«На реализацию бюджетной политики и исполнение бюджета автономного округа в планируемом периоде может оказать влияние высокий уровень волатильности нефтяных котировок и валютных курсов и ограниченные возможности на получение финансовой помощи из федерального бюджета в связи со статусом региона-донора».

Чтобы это изменить, власти обещают снижать зависимость региона от нефти, привлекать в Югру больше частных инвесторов и расширять способы дохода ХМАО. 

Об этом еще во время своей инаугурации говорила губернатор Наталья Комарова: «Создавая условия для креативных индустрий в Югре мы эффективно препятствуем утечке талантов и мозгов. К 2024 году навыки в этом секторе должны получить не менее 10 тыс. югорчан и их вклад в региональный ВРП — вырасти минимум в пять раз». 

Наталья Комарова / Фото: сайт правительства ХМАО

В ХМАО для постепенного ухода от «нефтяной иглы» создан документ о креативной экономике и анонсировано появление в Сургуте к 2030 годуу масштабного проекта — Научно-технического центра. Его создание одобрил президент России Владимир Путин, а ответственны за него как региональные чиновники, так и федеральные министры и бизнесмены. Проект создается в сотрудничестве со «Сколково».

Стоимость проекта оценивается в 52 млрд рублей. Упор в нем сделают на развитие нефтехимии как альтернативы простой добыче углеводородов. Также в НТЦ должен появиться геномный центр и развитый медицинский кластер. Для этого в Югре даже назначили нового замгубернатора — Владислава Нигматулина. 

«Нефтехимическое направление даст дополнительный толчок региональной экономике и увеличит эффективность местного производства. Медицина создаст новый кластер, который можно экспортировать в другие регионы, что дает как экономические, так и репутационные выгоды ХМАО и губернатору», — оценил задумку властей генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Будьте в курсе всех важных новостей, подписавшись на нас в Google news, Яндекс.Новости, ВКонтакте и в Facebook. Свежие инсайды и ключевые политические события ищите в нашем telegram-канале NEFT.

Анатолий Кузнецов