Что делать девушке, если на месторождении домогается начальник?

Анонимная история девушки, которая работает вахтовым методом

Источник: NEFT

Девушка-вахтовик, которая работает в строительной компании инженером, рассказала NEFT, как к ней во время первой в ее жизни вахты приставал замначальника. Рассказываем, как это случилось и как 25-летней девушке удалось отбиться от домогательств.

Напился, лез целоваться, лапал 

Этот человек был заместителем начальника на объекте, который мы строили. На тот момент я только приехала на свою первую вахту. Он отвечал за мое трудоустройство, заселение и другие вопросы, потому что начальник был на межвахте. Тогда мне было 24, а ему — 33 года.

Он вел себя дружелюбно, был радушным. Я думала, что он просто положительно расположен. Ко мне обращался без всяких подкатов и флирта — просто очень благожелательный мужчина. Я тогда думала, что для вахты это нормально, потому что в моем прошлом коллективе все были очень радушными. Его обходительность я не воспринимала как знаки внимания. 

Сама ситуация произошла где-то через неделю после того, как я приехала на вахту. Процесс трудоустройства затянулся — нужно было пройти медосмотр, сдать тест на коронавирус, получить рабочую форму. Все это занимает обычно около недели. Все это время я сидела в городке и скучала.

Фото: Евгений Одиноков, РИА «Новости»

Поэтому, когда он предложил мне прогуляться в город, который находился недалеко от вахтового городка, я согласилась. Подумала, что так начальник хочет познакомиться с новым сотрудником, рассказать о работе. Тем более, что никаких знаков внимания ко мне, как к девушке, он не проявлял. До этого мы общались только по переписке и один раз он приезжал забирать у меня документы. Важный момент: я жила в вахтовом городке, а он — в городе неподалеку от нашего объекта.

На тот момент я была в отношениях, и мой начальник это знал: когда я устраивалась на работу, спрашивала у него, можно ли вместе со мной взять на работу и моего парня тоже. Мой молодой человек был в курсе, что я отправилась на прогулку с замначальника, и тоже в это не увидел ничего страшного.

Мы зашли в торговый центр, и мой руководитель предложил сходить в кино. Был ноябрь, достаточно холодно, а потому мысль была неплохая, на мой взгляд. Сеанс был поздний, и мы решили посидеть в кафешке.

Мы общались, все было хорошо. В какой-то момент он предложил выпить, но я отказалась. Во-первых, я подписывала документ об антиалкогольной политике компании. Во-вторых, нужно было потом возвращаться в вахтовый городок, а там охрана. Он все-таки немного выпил. Еще когда попыталась сама за себя заплатить в заведении, он это воспринял как глупость. Сильно спорить я не стала, хотела влиться в коллектив, понять, какие тут правила.

Потом мы пошли прогуляться по городу. В процессе он выпил еще, а перед кино — еще. После этого он начал вести себя странно. Уже во время сеанса он полез ко мне целоваться. Причем было это в довольно грубой форме. Также он лапал меня. Я попыталась отстраниться, отшутиться как-то. Но у меня не получалось. Тогда я отсела от него в зале, но в городок не уехала — боялась усугубить ситуацию на работе.

Я была одета в свитер, термоштаны, джинсы и зимние сапоги. Максимально антисекс-облик. Но все равно у человека что-то загорелось, видимо.

Фото: Unsplash

«Как будто выписали по каталогу»

Я сказала ему: «Ты же помнишь, у меня есть парень. Я его люблю. Зачем ты так поступаешь?» В ответ он сказал мне: «Если у вас все хорошо, как вообще он тебя отпустил на вахту? Зачем тебе вахта, если вы так счастливы вместе?» Аргумент такой себе, на мой взгляд.

В числе «аргументов» этого человека было то, что до приема меня на работу он просматривал мои соцсети, и наша первая встреча, когда он забирал документы, была поводом увидеть меня вживую.

Не знаю, почему он решил, что эти слова вызовут расположение к нему. Наоборот, возникло неприятное ощущение, будто меня выписали по каталогу, а не взяли из-за профессиональных качеств.

Когда фильм кончился, было где-то около часа ночи. Я стала настаивать на том, чтобы вернуться в вахтовый городок, а он начал меня уговаривать еще пройтись по своему городу, хоть я и отказывалась. Мы сели в такси вместе, так как я первый раз была здесь и не знала, куда ехать. Начальник вместо вахтового городка сказал таксисту ехать к нему домой. А сам начал уговаривать меня зайти. 

На тот момент он был изрядно поддатый. В такси он снова лез целоваться, приподнимал меня на руки. Он был крупнее, выше и сильнее меня, так что я уже начала прямо сильно переживать. К счастью, мне повезло — я силой отстранилась от него и смогла самостоятельно добраться до городка на такси.

Фото: Илья Питалев, РИА «Новости»

После этого мы каждый день виделись на работе, но оба делали вид, что ничего не случилось. Я ожидала каких-то печальных последствий по работе, но их не последовало.

Единственное, в его поведении чувствовалось, что он на меня злился. Были какие-то раздраженные ответы. Я полагала, что он себя так ведет из-за всей ситуации между нами. Я переживала, что была какой-то недостаточно жесткой в отказе ему.

Были мысли, что такое могло случиться только со мной. Корила себя, мол, первая неделя вахты, а уже какие-то косяки. Теперь-то уже понимаю, что такая ситуация могла случиться с кем угодно. 

О случившемся рассказала своей коллеге, но уже сильно позже, когда мы подружились. От нее я узнала, что у этого человека, оказывается, есть девушка с ребенком, с которой он поругался из-за своих выходок и проблем с алкоголем. Они были просто в ссоре в тот момент, но не расстались. 

Мне еще очень повезло — отделалась легким испугом и какими-то переживаниями. Я винила себя, что не выдержала какую-то дистанцию. В голове вертелось: «На что ты надеялась? О чем только думала? Мужикам только одно и надо». Хотя я так совершенно не считаю, у меня куча друзей мужского пола, которые никогда себя так не вели. Я была растеряна, взволнована. И злилась, что он не отреагировал тогда на мои какие-то увещевания. Все-таки я была просто физически слабее его и не знала, что случилось бы, если он не прислушался тогда.

Фото: Павел Лисицын, РИА «Новости»

Как я защищалась

Мне кажется, тут важны превентивные меры. Нельзя идти на встречу с малознакомым человеком, даже если он — твой начальник. Я выбрала, считаю, правильное место для встречи — многолюдный торговый центр. Единственное, не стоило ехать так поздно. Еще важно не пить алкоголь. Хотя я вот не пила, но от домогательств меня это не уберегло. 

В моем случае нужно было предупредить близких, что ты пошла с таким-то человеком туда-то, будешь тогда-то. Попросить позвонить знакомую в определенное время, чтобы убедиться, что все в порядке. На вахте это сделать, конечно, сложнее, но нужно найти кого-то, кто будет с тобой на связи. 

Еще мне кажется важным, чтобы в таких ситуациях девушкам стоит иметь с собой деньги, чтобы всегда иметь возможность уехать на место проживания и чтобы за себя самой заплатить. Потому что многие парни воспринимают разрешение за себя заплатить как жест одобрения что ли

Потом, когда он уже начал приставать, я защищалась словами. Сначала объяснила: «Увидьте во мне профессионала, а не девушку. Я сюда приехала работать, а не крутить романы».

А потом предупредила: если он не хочет, чтобы я завтра просто села на самолет и уехала домой, то он должен прекратить так себя вести. Может, что-то тут стрельнуло у него: испугался, что если уволюсь и причина вскроется, то ему тоже будет не очень хорошо.

Фото: Дмитрий Коробейников, РИА «Новости»

После этого случая ко мне он интерес не проявлял. Но и я старалась, чтобы мы в одном месте не находились. Благо, это было не так сложно: он дружил с начальником, а остальной коллектив был как бы сам по себе. 

Мне кажется, что такая ситуация могла случиться еще и из-за того, что в коллективе не было нормальной субординации. Мы со всеми начальниками были на ты, никогда не обращались друг к другу по имени и отчеству, дистанции между руководителем и подчиненным не было. А субординация — это полезная вещь, которая помогает отделять работу от дружеских отношений

Это типично, когда женщина подвергается харассменту со стороны начальника.

К сожалению, в России в целом проблема харассмента не признана, у нас такого понятия в законодательстве нет.

У нас есть ст. 133 УК РФ — «Принуждение к действиям сексуального характера». Однако у нас такой практики судебной не было, чтобы по этой статье привлекли человека, подвергающего харассменту сотрудника.

Кто может помочь, если выбор стоит между молчанием и увольнением?

Сотрудница Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских неправительственных объединений Софья Русова по просьбе NEFT изучила историю нашей героини. Она уверена, что случившееся является самым настоящим харассментом — формой дискриминации женщин на рабочем месте через сексуальное домогательство.

«На рабочем месте женщины гораздо чаще подвергаются дискриминации, чем мужчины. Одна из форм дискриминации — это харассмент, — поясняет Русова. — Девушка из истории столкнулась с прямым случаем сексуального домогательства со стороны человека старше ее по социальной лестнице. Поэтому и нужны какие-то защитные инструменты, которые могут женщину от подобных ситуаций на рабочем месте защитить.

Если мы будем говорить о международном подходе к этому вопросу, то существует конвенция «Об искоренении насилия и домогательств в сфере труда», выпущенная Международной организацией труда. Наша организация считает, что Россия должна ее ратифицировать. Но, к сожалению, у нас ее не принимают.

Президент РФ Владимир Путин во время встречи с генеральным директором Международной организации труда Гаем Райдером/Фото: Алексей Дружинин, РИА «Новости»

Поэтому я не считаю возможным оценивать правильность действий героини — в любом случае она оказалась пострадавшей, а правовых механизмов, чтобы привлечь виновника, у нас практически нет

Если какую-либо девушку в подобном случае будут пытаться уволить, данная ситуация будет лежать в плоскости трудового спора. И тут есть несколько советов, как себя защитить. Во-первых, все разговоры с харассером желательно записывать, чтобы подтвердить свои обвинения в суде. Факты давления, факты приставаний, переписки в мессенджерах — все это нужно фиксировать на самом раннем этапе. Ну, а дальше нужно привлекать юриста и восстанавливаться на работе. 

Лучше об этих ситуациях не молчать.

Во многих компаниях есть службы собственной безопасности. В силу того, что многие СМИ начинают поднимать эту тему, что-то, возможно, изменится. Иногда жертвам помогает широкая огласка, иногда — взаимодействие с более высоким руководящим составом, так как во многих крупных компаниях есть уже своя политика недопущения подобных случаев. Порой это сразу оговаривается и даже прописывается в трудовых договорах.

На моей памяти бывали случаи, когда после скандала с харассментом человека восстанавливали на рабочем месте. Но тут возникает другая проблема: виновник может создать женщине невыносимые психологические условия труда. Если учитывать, что закон пострадавших не защищает, женщины чаще всего вынуждены увольняться и менять место работы. 

То, что девушка винила себя в произошедшем — так, конечно, не должно быть. Безусловно, она в этой ситуации является пострадавшей.

Никакого чувства вины у нее быть не должно. Чувство вины должно быть у того, кто подвергает ее такой ситуации. 

Для помощи пострадавшим у нас есть телефон горячей линии ресурсного центра помощи «Анна» (признан в России иноагентом, прим.ред.) — 8 800 700 06 00. В данной ситуации речь не идет о каком-то физическом или сексуализированном насилии, скорее, о психологическом. Но человек должен сам решить, насколько готов довериться специалисту».

Рассказывайте нам, что пережили на вахте или в какой ситуации находитесь прямо сейчас. Мы постараемся найти специалиста, который прокомментирует ваше положение и посоветует, как из него выбраться. Пишите в наш инстаграм или на почты журналистов shatalova@neft.media или kuznetsov@neft.media

Анатолий Кузнецов