«Когда зажигается факел, для меня это какой-то оргазм»: почему нефтяник обожает свою работу

Откровенно и просто — о призвании и укрощении стихии

Источник: NEFT

Степан Кузьмин — инженер по проектам в нефтесервисной компании. Он 20 лет работает в отрасли на морских платформах и обожает свою работу. Почему — в нашем материале.

«Сначала не понимал, зачем мне это нужно»

Первые два курса университета я учился слабо. У меня не было тогда понимания, зачем мне все это. Да и ситуация в стране была тогда тяжелая — 1990-е, нестабильная экономика. 

А вот ближе к концу учебы у меня появился очень хороший научный руководитель, с которым я писал свою магистерскую работу. Он-то мне и привил первые азы самостоятельной работы, научил добиваться результата. И с него у меня началась оформленная направленность в нефтянку. Я после университета даже хотел заняться наукой, но тогда это было совсем не престижно и не выгодно.

Фото: Pixabay

В Мурманске, где я живу, тогда как-то бурно стала развиваться отрасль, и мне удалось в нее попасть с помощью моего упрямства. Проработав там год, осознал, что хочу двигаться в карьере если не до топ-менеджера, то до какого-то среднего звена уж точно. Тогда я сменил направление, компанию и уже там начал расти. 

Сейчас я уже не езжу вахтами, только в командировки по необходимости. В нефтесервисной компании, в которой работаю, я руковожу техническим обслуживанием оборудования для буровых платформ. Я считаю, что только настойчивость помогла мне добиться результата. Я долбил-долбил-долбил и пробился.

Любимый момент в работе

Люди попадают на морскую платформу и сходят с нее с помощью специальной транспортировочной корзины. И вот для меня самый волнительный и приятный момент, когда ты едешь с платформы на судно с осознанием того, что у тебя в очередной раз все получилось, ты достиг результата и едешь домой. 

Понятно, что есть и тяжелые моменты. Они связаны с бытовыми лишениями, отсутствием нормального расписания, форс-мажорами. Все это держит в напряжении и стрессе. Но когда в итоге ты побеждаешь все эти трудности, чувство удовлетворения от хорошо сделанной работы перекрывает все негативные моменты. Через три дня после того, как я сошел на берег, я уже не вспоминаю, как мне было тяжело, неудобно и некомфортно. Все это проходит.

Фото: личный Instagram-аккаунт

Мурашки по коже от укрощения стихии

Долгое время я занимался испытанием скважин. Для тех, кто не знает, поясню. После того, как скважину пробурили, основная задача — это достать из нее углеводород, чтобы оценить его качество и количество перед эксплуатацией. Это если очень утрированно и упрощенно.

И я как раз занимался спуском оборудования в скважину и созданием микровзрыва в самой скважине, чтобы получить сообщение продуктивного пласта. После него газовый конденсат попадает на поверхность и анализируется приборами, происходит экспресс-анализ этого флюида. На море после этого выделившийся газ сжигают на горелке.

И когда зажигается факел, для меня лично это какой-то оргазм, я по-другому сравнить даже не могу. Идут мурашки по коже от понимания того, что вот этой опасной стихией управляют простые мужики с хорошей головой и правильными руками. Поэтому я горжусь своей работой. Это результат, который видишь своими глазами и осознаешь. 

Как на работе, так и в жизни меня восхищают люди, которые являются мастерами своего дела. Если это руководитель, например, он должен быть кем-то вроде дирижера. Ни одного неверного движения — он сказал в двух словах, что нужно сделать, и команда выполняет. Вот на таких людей хочется любоваться, впитывать их опыт.

Фото: личный Instagram-аккаунт

«Зачем ехать туда, где тебе плохо?»

Я нормально отношусь, когда люди жалуются на работу. Но по мне, приезжать на работу и ныть от того, что здесь все плохо — это странно. Наверное, это какие-то недалекие люди должны быть.

Зачем ты едешь туда, где тебе плохо? Ты что, сам себе враг? Если тяжело — наверное, надо подумать о смене работы. Ты ведь не дерево, чтобы сидеть на одном месте. Попробуй что-то другое, повернись в другую сторону. 

Та же история и с зарубежными компаниями. Разумеется, там платят больше, и иногда существенно. Но ведь никто не мешает учить английский и долбиться, как и я когда-то, в иностранную компанию. Практически на каждом месторождении сейчас работают иностранные конторы, многие нефтесервисники, например. И через коллег, работающих там, выйти на эйчаров, которые могли бы помочь с переходом, не составит большого труда. 

Но люди боятся, как это сейчас модно говорить, выходить из зоны комфорта. Проще сидеть и жаловаться, говорить, как у нас все плохо, а у них все хорошо. А что тебе мешает попробовать пролезть к ним? 

В моей команде нет ребят, которые занимаются нытьем. Если кого-то не устраивает что-то, он просто уходит и говорит: «Парни, мне с вами было хорошо, но я пошел дальше». Мы ударяем по рукам и прощаемся. При этом и друзьями остаемся, и продолжаем общаться.

Будьте в курсе всех важных новостей, подписавшись на нас в Google news, Яндекс.Новости, ВКонтакте и в Facebook. Свежие инсайды и ключевые политические события ищите в нашем telegram-канале NEFT.

Анатолий Кузнецов

Корреспондент