«Чувство, что я всех подставляю»: крик души инженера-нефтяника, вынужденного нарушать закон

На что приходилось идти инженеру эксплуатации, чтобы его компания сэкономила

Источник: NEFT

NEFT познакомилась с нефтяником, который несколько лет проработал инженером эксплуатации в крупной нефтегазовой компании в ХМАО. Начальники заставляли его хитрить с законом, чтобы компания могла сэкономить на налогах. Он на условиях анонимности рассказал эту историю.

На тот момент в компании я работал инженером эксплуатации. По работе я должен был инструктировать подчиненных, распределять транспорт по месторождениям, отправлять водителей в рейсы, продумывать маршруты для автобусов и грузовой техники. Также я обязан был организовать перевозку опасных и крупногабаритных грузов.

В опасный груз входит топливо и всякая химия, а в крупногабаритные грузы — различная техника, бульдозеры, краны и так далее. В общем, это все, что нужно для месторождений. Если поездки проходят по частным дорогам организации, то платить за это, понятно, не нужно. А вот за проезд опасных и крупных грузов по федеральным трассам компания должна отстегнуть государству в казну.

Компании нужно было получить особое разрешение, в котором прописывается, по каким дорогами и какое количество рейсов может выполнить компания. За эти рейсы и платится налог.  Точных цифр я не могу сказать, но эта сумма исчисляется сотнями тысяч рублей в месяц. 

Фото: Илья Питалев, РИА «Новости»

Нюанс в том, что платить это деньги организация, видимо, не хочет. Потому что когда я я делал расчет перевозок и шел с ним в отдел эксплуатации за утверждением, мне отказывали. У них существует негласное указание — экономить и не подписывать нужное количество рейсов, стараясь сократить их количество. Так бизнес экономит деньги.

Естественно, я объяснял, доказывал, ругался с начальством. Расстраивался, психовал — очень много нервов мне эта организация попортила. Я постоянно ходил к руководителям с полным раскладом документации, где было показано, какие перевозки мне надо сделать, и сколько мне на это потребуется рейсов. В ответ они начинали докапываться буквально до каждого рейса: «А зачем этот рейс сюда? А зачем трактор везти с базы, когда его можно взять с другого места». А ты им объясняешь, мол, нельзя его брать оттуда, он там тоже нужен. Бьешься буквально за каждый рейс. 

Очень-очень редко мне удавалось отбить положенные рейсы. Приведу пример: на одну площадку добычи утверждали, допустим, два разрешения из нужных семи-десяти.Такая же ситуация повторялась с другими участками, куда мы возили грузы. А работу никто не отменял — как-то доставить технику нужно. 

Выкручивался я так. По бумагам заполнял все нужные рейсы, но даты поездок не ставил. И во время инструктажа просил водителей, чтобы те не заполняли документацию по поездке, пока их не остановит сотрудник ГИБДД. 

Фото: Анна Садовникова, РИА «Новости»

Если такая ситуация происходила, водитель должен был быстренько проставить дату в одной из граф своего путевого листа. А если их не ловили, то поездка не засчитывалась, следовательно, налог за нее компания не платила. Когда все разрешенные  рейсы заканчивались, водитель по закону не имел больше права ехать по этому маршруту. 

Я пытался всегда водителям донести, что больше мы ничего не могли сделать, что эти два рейса — это все, чего мы смогли добиться от вышестоящего начальства. Некоторые, конечно, ворчали. Но им, как и мне, нужно было как-то выкручиваться и зарабатывать деньги. Мужики ехали на свой страх и риск. 

Перед своими подчиненными всегда было стыдно за это. Особенно, когда их отправлял на те маршруты, где постоянно стояли сотрудники ГИБДД. Было чувство, что я подставляю их — и себя заодно. За рейс без разрешения штраф небольшой штраф полагался водителю и бешеный — компании. Но попадались мои подчиненные редко. А если и попадались, штрафа все равно можно было избежать.

Фото: Pixabay

На место в таком случае от компании выезжает руководитель службы безопасности дорожного движения. Почти все эти руководители — бывшие гаишники. Так вот, они по старым связям договаривались, чтобы сотрудники ГИБДД отпустили машину без штрафа. А уж если наши СБшники не могли решить проблему, компания получала штраф. И за это наказывали всех: от водителей до меня. 

Если бы вся эта история во время какой-нибудь проверки вскрылась, то досталось бы, в первую очередь, начальнику по перевозкам. А меня бы наказали меньше, уже по касательной. Едва ли дошло бы до увольнения хоть кого-то из нас, но на лишение премии можно было нарваться запросто. 

Но это все мелочи. Мне просто было обидно, что организация, которая зарабатывает миллиарды долларов, мелочится на каких-то рейсах. Я ведь проделывал огромную работу, мне надо было рассчитать все маршруты, количество ходок, чтобы сделать все бумаги. Потом везти туда, пытаться доказать, что эти рейсы нужны. А меня кидали. В эти моменты чувствовал самую настоящую ненависть.

У вас тоже есть вопиющая история из нефтегазовой жизни? Рассказывайте нам! Связаться с журналистами можно в инстаграме NEFT.media и по электропочтам: shatalova@neft.media и kuznetsov@neft.media.

Анатолий Кузнецов